Валерий Мирошников

Кто я?

Опыт творческой автобиографии

 Валерий Мирошников

Вчера позвонила Татьяна Молчанова из поселения Родное Владимирской области. Та самая, на чей день рождения поселенцы играли «Сказку о Царевне, которая должна жить в раю». Они поставили своим театром еще две мои сказки из «дурацкого» цикла. Говорят, было забавно. Может, потом пришлют видео, я вас порадую. И вот, как своего любимого автора (ну, сразу после Мегре☺) захотели представить на сайте поселения. Поэтому Татьяна и попросила меня написать мою автобиографию. И в самом деле, кто же ее напишет? Кто про меня знает все? Те, кто знакомы со мной по Профсоюзу Добрых сказочников, не догадываются о моей работе в партии Курсом Правды и Единения. Те, кто получает рассылку «Жизнь и смех вольного философа Ландауна», ведать не ведают о жизни экопоселения Светлое. А в редакции журнала «Здоровье нации» не подозревают о сайте Тартария – родовые поместья.

 На днях была очень символичная ситуация. Понадобилось не просто прочитать почту в The Bat! , а войти в почтовый ящик Рамблера, пароль от которого был давно и прочно забыт. Попробовал восстановить пароль по секретному вопросу. А вопрос оказался «Кто я?» Видимо, под впечатлением одноименного фильма Джеки Чана. Каких только вариантов я не перепробовал при ответе на вопрос «кто я?»: человек, бог, дурак, сказочник, Валерий Мирошников. Не угадал. В конце концов, взял у сына программку, которая восстанавливает пароли из звездочек в полях ввода, и расшифровал символы. А кем я считал себя в тот момент, когда задавал секретный вопрос, мы, видимо, так никогда и не узнаем.

Как заметил однажды Георгий Петрович Щедровицкий: «Человек – это бесконечная возможность». Вот так я всю жизнь и движусь в многомерном поле, координатами которого являются Щедровицкий и Джеки Чан, физика и сказка, Анастасия и Концепция общественной безопасности, юмор и социальное конструирование, Интернет и грядка в Родовом поместье. Я рад, что связал собой все эти координаты в одно пространство, связал разные группы людей, которые без меня друг о друге бы даже не узнали, и создал этим новый, особый мир - разумеется, по своему образу и подобию. Возможно, в этом и есть мое предназначение.

Родители мои оба из деревни. Мама Нина Александровна родом из села Багаряк на севере Челябинской области, а отец Владимир Дмитриевич Мирошников – из Брединского района, с южной части области, где живут представители оренбургского казачества. Там же в 40 км находится Аркаим, который казаки называют «пуп Земли». Мой прадед был станичным атаманом. Еще в 90-х годах, когда мы приезжали погостить к родне, в поезде спутники узнавали мирошниковскую «колодку» - тип лица.

 

Когда мама была мной беременна (1964-65 г.), она, недавняя выпускница Челябинского пединститута, работала в одной из школ г.Кургана учительницей математики. Разумеется, математические способности мне даже не передались, я на них нарос, как мясо нарастает на кости. Впоследствии побеждал на всех олимпиадах подряд (математика, физика, даже химия) вплоть до областного уровня, учился без особых усилий, отчего оставалось время на огромное количество книг по всем направлениям. Бывало, что я успевал за день сходить в библиотеку (благо, она была в соседнем доме) по 3 раза. Впрочем, родители мне не давали закоснеть в одной только умственной деятельности, а отдали меня в секцию плавания, где я добрался до взрослых разрядов и вообще чувствовал себя в воде как рыба. Впрочем, историю с плаванием надо рассказать особо.

Дело в том, что до этого я… утонул. После окончания мной 1-го класса мы всей семьей ездили к родственникам отца в Киев, в Лесную Бучу и купались в Днепре. И изобрели с братом Игорем дурацкую игру: заходили подальше от берега и ныряли обратно. Вот и я зашел слишком далеко. Кто-то из купающихся мужиков вытащил барахтающегося мальчишку, очнулся я уже на берегу. Поэтому меня и отдали в плавание. Но, разумеется, такие истории не происходят случайно. Прикосновение к Тому Свету настроило мозги на особый лад. А еще эта история оказалась отражением событий предыдущей жизни.

Спустя много лет один из знакомых сказал, что мы встречались с ним в боях на Курской дуге, где он был танкистом вермахта. А позже я и сам вспомнил встречу со своей половинкой в мае 1943 на прифронтовом складе. Она была лейтенантом медицинской службы, а я молоденьким солдатом, и у меня не было никаких шансов на ее расположение, тем более, что за ней ухаживал командир взвода разведки, старлей и лихой вояка. Но еще меньше шансов нам всем оставила война. Она погибла 10 июля на Курской дуге, я утонул при переправе через один из притоков Днепра 22 августа. Ненадолго нас пережил и разведчик.


Мы с ним встретились уже в этой жизни в секции плавания, ездили вместе в спортивные лагеря. Не сказать, что дружили, но было какое-то уважение и понимание. А в 1980 году и он, и я из разных школ (!) пришли в новый класс, где встретили свою давнюю любовь (в этой жизни она оказалась первой). Вселенная дала нам шанс закончить начатую историю, разобраться в своих взаимоотношениях. Вселенная же тоже любопытна – ей интересен этот сериал под названием жизнь. А как-то там все разрулится? Кого выберет девушка, как парни выберутся из треугольной ситуации? Тут, впрочем, кроме занимательного сюжета и юношеских волнений, похвастаться нечем (кроме того, что сама ситуация потом легла в основу сказа Троица). Мы не справились с силой чувств, и нас как взрывом разбросало по всей России. Но по ходу этой истории я начал писать стихи и песни.

Первым моим читателем была, конечно, мама. Мы с ней всегда были особенно близки, любили гулять вдвоем, рассказывать друг другу прочитанные книги. Как сейчас помню, что впервые с книгами «В августе сорок четвертого» и «Пять президентов» я познакомился в ее пересказе. Моя вторая жена (да-да, вот такой я!) как-то призналась, что позавидовала, увидев на улице, как мы с мамой идем и что-то весело обсуждаем, и нам ни до кого нет дела, у нас свой отдельный мир. Не все люди имели такое счастье быть настолько близки со своими родителями. Вот и с отцом, например, у меня не было столь доверительных отношений. Хотя он гордился мной, а я уважал его за умение воплощать в жизнь самые разнообразные задумки – от альпийской горки на даче до поездки всей семьей в Москву на самолете Ил-18. Незабываемое впечатление! Но я о стихах.

Немного странно перечитывать свои первые стихи. В них есть мысль, есть юношеская чистота помыслов, даже яркие образы и интересные строчки. Некоторые можно целиком брать в собрание сочинений ☺. Но, смотря сегодняшним взглядом, я понимаю, что кроме меня самого оценить эти стихи вряд ли кто сможет. У каждого свой неповторимый путь развития, мой был черезчур неповторимый. Я однажды поймал себя на том, что в сказке (!) в одном предложении сопряг понятия из квантовой физики, мифологии и языкознания. Кошмар! Кому придет в голову продираться сквозь эти дебри?

Я никогда не входил ни в какие поэтические объединения, научные общества, философские кружки, я пер сам один, как танк сквозь бурелом, и даже объяснить порой встречным не мог, как я сюда добрался. Дикое, совершенно неокультуренное мышление. В 1-м классе (1972 г.) я пришел к методологической рефлексии, что доказать отсутствие во Вселенной существа всемогущего (Бога) невозможно, после этого относился к атеистам с уважением, но без придыхания.

А в выпускном «порадовал» учителей советской школы утверждением: «Если наследие В.И.Ленина переоценить, то оно останется недооцененным», намекая, что труды классиков - не догма, а инструмент для личностного развития. Предложение моя любимая учительница литературы и классный руководитель Тамара Альбертовна Долинина подчеркнула двойной красной линией и оснастила знаком вопроса.

Я пожал плечами, а в армии прочитал в ленинской комнате полностью собрание сочинений Ленина, все 40 с чем-то томов. При тогдашнем подборе литературы, он был самый умный дядька, а сквозь его работы просвечивали фигуры Гегеля, Канта, Аристотеля, Маха. Это было увлекательнейшее мероприятие. Жаль, что повторить его сейчас уже не хватит времени. На втором курсе (физфак Казанского университета) в разгар перестройки я затребовал из спецхрана университетской библиотеки работу Ницше «Как философствуют молотом». Со мной долго беседовала завбиблиотекой – зачем мне понадобилась книга из спецхранилища, но книгу выдала. Возможно, я был одним из первых в стране, кроме профессиональных философов, кто ее прочитал, но впечатления особого книга не произвела.

Это я все о некультуренном мышлении. А окультуривать меня начали тоже в университете. Наш заведующий лабораторией бионики и биофизики Николай Викторович Котов был одним из учеников и последователей Георгия Петровича Щедровицкого, и он организовал в лаборатории методологический семинар. Именно там я осознал разницу между словом и содержанием («А что вы понимаете под термином …?»), стал задумываться над проблемами понимания, нарабатывать инструментарий общения, вообще учиться быть понятным.

 

Университетская общага дала первый опыт организации жизни микроколлектива по природосообразным принципам. Я собрал своих соседей по комнате – Сашу Панферова и Андрея Кокшарова – и предложил: «Пошуметь и повеселиться в общаге можно в любой из 400 комнат. Пусть наша комната будет заповедником тишины, куда мы всегда можем вернуться и найти покой, где нас никто не потревожит». Верхний свет в комнате выключался в 9 часов, после этого времени не разрешалась музыка и привод гостей. Это позволило мне жить моим естественным ритмом жизни – ложиться спать в 10 и даже в 9 часов вечера, вставать в 6 и выбегать на зарядку. А соседей моих настолько поразило, что можно жить не как все, что после армии (нас призвали после первого курса) они нашли меня, и мы снова вместе жили и стали настоящими друзьями. Когда женились (как-то одновременно) – дружили семьями. Саша был у меня свидетелем на свадьбе, а Андрей затащил меня к себе на родину – в Красноярский край, где тогда только открылась краевая Школа Космонавтики, в которой я стал преподавать физику особо одаренным детям, победителям конкурсов и олимпиад.

Школа Космонавтики – это первое представление о Рае, которое у меня сложилось. Располагалась школа в 8 км от небольшого закрытого городка Красноярск-45 (ныне Зеленогорск), прямо в лесу, в корпусах бывшего санатория, на берегу родникового озера. Грибы росли у нас прямо на тропинках, детей (у нас с Зульфией уже был сын Ринат, а у Андрея с Ириной – дочь Алена) мы отпускали прямо в лес. В холле корпуса стояли настольный теннис и спортивный уголок, а квартиры мы себе обустроили двухэтажные, прорубив потолок и поставив лестницы на верхний (неотапливаемый) этаж. С учениками мы каждый день гоняли футбол дотемна, а утром я приходил на занятия, спрашивал, кто не готов к уроку, и первым поднимал руку. После чего мы открывали задачник и пахали так, что интегралы со свистом мелькали как верстовые столбы. За два года мы прошли материал школы и двух курсов университета (у нас же педагогического образования не было, мы не знали, что так нельзя). Так что наши выпускники в вузах потом имели время заняться бизнесом и на встречу выпускников приезжали уже на иномарках.


Из лесу я умудрился участвовать в литературной жизни края, и мою фантасмагорию «Собачий вальс» о восстании ставших разумными собак против власти людей напечатали в сборнике молодых писателей, и даже название сборнику дали по моему рассказу. Методологическую линию моего развития продолжило сотрудничество с клубом «Нооген», с которым я даже участвовал в оргдеятельностной игре (ОДИ) в Уржуме. А когда я переехал в Курган, то меня взял под свое крыло еще один ученик Щедровицкого – Леонид Яковлевич Витебский. Вот с его-то подачи я всерьез занялся сказкой.

Мы тогда готовили к изданию книгу сказок и педагогических новелл Татьяны Лепихиной «Волшебное зеркало» (я дал ссылку на издание 2010 г., хотя мне больше нравится 1996 с илл. Ольги Ветошкиной). Я глубоко погрузился в метод коллективного творчества совместно детей и взрослых, а потом и еще глубже – в стихию самой сказки. Мы по наивности думали тогда использовать (ха-ха!) сказку для целей воспитания и образования. Это как муравей вздумал бы использовать слона. Сказка всей своей тысячелетней махиной сама поглотила меня и понесла. Из этого возникла по сюжету Т.Лепихиной музыкальная сказка «Клубок-колобок», исследования сказок «Колобок идет по небу» (подтверждающее существование Гипербореи), «Возвращение Дурака» (анализ стратегии успеха) и другие. С этой поры обращение к сказке стало постоянным методом моих исследований на любую тему – от Дара Вечной Молодости до Праведного предпринимательства. В сказке, действительно, содержится мудрость древнего уклада жизни, удивительного по сегодняшним меркам и такого желанного русской душе. Мы все хотим «жить как в сказке» - это для нас высшая степень успеха.

Открыв значимость для сказки и русской культуры вообще жизненной стратегии Дурака, во многом перекликающейся с шаманскими практиками индейцев Мексики, описанными Кастанедой (перепросмотр и сталкинг), я был ею очарован и, разумеется, стал применять в жизни. Это сделало мышление удивительно свободным, создало иммунитет от многочисленных новомодных ментальных заманушек. Я мог вычленить суть какого-либо учения и положить в память до подтверждения независимыми источниками или практикой на год, два, пять. Я мог им пользоваться, получать результаты и в то же время знать, что окончательное подтверждение будет получено, когда удастся уложить в единую систему все разноречивые утверждения и модели.

Разумеется, дурацкие идеи наложили свой отпечаток и на обыденную жизнь, поменяв многие ценностные установки. Я жил легко, менял профессии, когда хотел – педагог, прессовщик, зав. редакционным отделом, торговый представитель, журналист. Чтоб не наскучило на одном месте. Это удлинило мой путь к достатку, но дало огромную свободу, которая привлекала и увлекала людей, с которыми сводила меня жизнь. У меня не было денег, но почему-то люди ценили мое мнение, обращались за помощью и советом. И женщины любили меня не за то, что у меня есть, а за то, какой я есть, и как же я благодарен им за это. Что может быть более высокой оценкой, чем любовь женщины вопреки жизненным трудностям и мнению окружающих! Если бы не эти женщины, вы бы моих сказок не читали. Они давали мне энергию, вдохновение, сюжеты, они сами как образы поселись в мире моих сказок. С ними жизнь становилась сказкой! Но я же об дури.

У меня и дети (два сына и лапочка-дочка) впитали дурь если не с молоком матери, то с кефиром от отца. И я им сам порой удивляюсь. Вот может встать, бросить торговый лицей и решить поступать в университет на программиста - вопреки предостережениям родителей. И ведь проходит - вопреки среднему баллу на одной лишь свободе мышления и личном обаянии! И, Боже, как мне с ними хорошо! Они по-настоящему меня понимают, они смеются методологическим шуткам, а если порой встает вопрос – папе зарабатывать деньги или подурачиться с детьми, они запросто выбирают второе. Дети – это особая тема, на много томов. Я вам еще расскажу.

 

Сказкой я пробовал на прочность все встречающиеся мне на моем пути идеи и учения. Если что-то ложится в сказку – это по-нашенски, это настоящее. А если что-то в сказку не укладывается – значит, чужое либо недозрелое, нецелостное. С помощью вольного философа Ландауна я проверил таким образом Концепцию общественной безопасности (КОБ), метод и информацию о структуре души Яниса Калнса и, конечно, идеи Анастасии о создании Родовых поместий, хотя со временем я из них не столько вырос (ничто не вечно под Луной), сколько выломился. Но идеи Мегре породили целую россыпь сказок – «О царе Мегатроне, дороге к дому и Вечной Любви», «Троица» (с песнями Суфии Михайловой) и, конечно, полюбившаяся многим «Сказка о Царевне, которая должна жить в Раю». Историю этой сказки стоит рассказать особо, в ней сложились все ниточки, из которых сплелся узор моей жизни.

Начиналась сказка как сценарий для капустника в день рождения казанского клуба создателей Родовых поместий «Кедровый дом» (это уже Казань). И мы по моей уже отработанной схеме взялись сочинять ее коллективно, заложив в сказку энергетику праздника и радость общения и творчества. Тогда уже сложились в целом характеры персонажей, наметился сюжет (сходный с притчей Анастасии «Самый богатый жених), накапливались шутки. Песни Олигарха, Звезды эстрады и Иванушки я сделал буквально за вечер (последнюю в соавторстве с Альбертом Камаловым). Репетировали в коридоре моей малосемейки. В общем, спектакль удался, и мы его начали показывать в детских домах, школах, больницах как в Татарстане, так и в соседних республиках. Текст был еще прозаический, что давало мне возможность для импровизаций, я даже проводил пресс-конференцию зрителей с царем )). Мы приглашали на главные роли местных детей, за сутки разучивали роли и песни. Не всегда ролей хватало, так появилась в сказке младшая царевна, а с ней целая юмористическая линия. А еще были медведь, скоморохи, ангелочки и т.п. От меня долго требовали довести сказку до «канонической» формы, но я не решался взяться за такое масштабное дело. А в какой-то момент количество перешло в качество, и я принялся за сказку да еще и в стихах (чего раньше представить не мог), сделал ее за три недели и разослал всем друзьям и единомышленникам как подарок к новому 2008 году. Многие занимательные подробности этого творческого процесса можно узнать из статьи «Основы царевноведения». Сказка пошла по миру, и хочется поблагодарить тех, кто принял самое деятельное участие в ее распространении – поселенцев из Родного и Синегорья, которые сделали замечательные постановки, очень разные, но прекрасные каждая по-своему.

 

После «Царевны» в моей жизни были два значимых события – начало работы над сайтом Тартария – Родовые поместья и создание Профсоюза Добрых Сказочников. Тартария, которую Дима Шашуров выкупил у одного из татарских журналистов, была обновлена и призвана объединить создателей Родовых поместий Татарстана, а по возможности и Поволжья, наладить общение и связь между отдельными группами. И в целом это удалось. Сейчас, чтобы донести до сообщества какую-то идею, поделиться опытом или порадовать своим творчеством - легче всего обратиться на сайт и в рассылку Тартарии. И эта связность помогает нам становиться ближе, лучше понимать друг друга. За каждым подписчиком стоит еще целая группа его знакомых и друзей. Это помогает иногда оперативно решать весьма масштабные задачи, как это было с проведением пикета в поддержку закона о Родовых поместий и встречей автопробега «За Родину! За Путина!», организацией фестивалей и конференций, представлением продукции Родовых поместий. В ведение этого сайта я вкладываю много времени и души. А поддерживает меня в этом искренний интерес читателей.

Профсоюз Добрых Сказочников – это не анастасиевский проект. Он направлен на изменение сознания и творческих методов современных художников, писателей, режиссеров, - создателей нашей культуры. Я доволен тем, что мне удалось в короткое время сформулировать многие положения  концепции Доброй Сказки – выделить критерии Добра и зла, описать Положительного героя современности, дать новое понимание драматического действия, обозначить воспитательную задачу Сказки (на основе положений КОБ) и ее связь с обрядовой культурой. И, конечно же, продемонстрировать возможности концепции новыми, для меня самого неожиданными сказками, вшитыми в теоретический материал – этакий метатекст . В концепции заложен большой потенциал и инструментарий для вдумчивого художника. И не только художника в традиционном понимании этого слова. Сейчас в процессе съемки видеосеминара я в полной мере осознал, что каждый из нас творит сказку своей жизни. Творит, так как умеет. Вводит (а иногда рождает и выращивает) новых героев. Инициирует ситуации, развивает сюжеты. Совершенствует язык, выбирает ракурс и освещение для кадра. Жизнь – это самая захватывающая сказка. И творить ее нужно уметь, и учиться, и вдохновляться. Это целая тема, о которой я скоро вам расскажу.

 

Конечно, биография моя неполна. Если бы я писал ее для психоаналитика, то добавил бы больше анализа и самокритики. Если для молодежи, то остановился бы на подробностях эпохи и людях, которые встретились мне на пути, украсили собой мою жизнь. Но есть еще один нюанс – жизнь продолжается, а вместе с ней продолжается и биография. Как в биографии представить будущее? Надо заложить в нее планы и образ себя, таким, каким я хочу быть. А каким я хочу быть? Кто я в будущем?

Будут ли новые сказки? Будут. Идеи бродят и бурлят, когда-то они вырвутся на поверхность.

Очень интересует обрядовая организация жизни, конструирование обрядов. Чем создавать планы, мне легче и интересней свернуть будущее в простом алгоритме действий. Я не буду составлять расписание точки ножей на кухне или ждать, когда жена попросит, а просто создаю обычай или привычку с эмоциональной подпиткой: взял нож – поточи его, и разум твой в этот день будет острым. Кто хочет – может связывать действие с обострением чувств или интуиции. Главное – создать привычку и подпитывать ее. Построение жизни на основе обрядов позволяет освободить мысль для новых дел, извлечь ее из рутины, наполнить рутину космическим смыслом. Так девушки в старину, когда пряли нити, представляли, что прядут нить судьбы – своей и своего суженого. Да так оно, действительно, и было – богиня судьбы Макошь свои нити прядет женскими руками. Так что обрядами я намерен заниматься. И делиться результатами с вами.

В нашем поселении Светлое мы создали группу стратегического планирования, чтобы иметь представление о том, куда мы все-таки движемся. Этот почин развился теперь в межрегиональную группу для согласования стратегий поселений. Это необыкновенно увлекательная деятельность, в которой я реализую многие свои наклонности. Своего рода межпоселенческий консалтинг. Разумеется, заниматься им надо не время от времени, а всерьез и надолго. Тем более, что скоро поселения начнут расти, как грибы, и опыт первых поселенцев, анализ ошибок, варианты развития будут на вес золота.

Тартария должна стать полноценным инфо-порталом, предприятием на праведной основе со штатом корреспондентов и аналитиков, информационным узлом, в котором сольется опыт создания Родовых поместий и гармоничной жизни вообще для Поволжья, как минимум. Финансовая основа этого проекта будет многообразной. И освященная ярмарочной традицией реклама, и от всей души благотворительность, и общественные фонды, раз уж портал становится регулярным и официальным.  А со временем тонкоматериальная часть Тартарии (эгрегор) станет основной, и для подключения к ней не нужны будут адреса и логины, а достаточно будет с любовью и волнующим трепетом вспомнить – Тартария – и вся мудрость прошлого и созидательная мощь настоящего окажутся в ваших руках.

 

Валерий Мирошников

08.08.2012

 


 

Top Builder

Журнал Top Builder Журнал строительного комплекса Татарстана и Поволжья меняет привычное представление о строительном журнале.
Не замыкаясь на чем-то одном, Top Buider делает ставку на широкий кругозор своих читателей, в том числе глубоко обсуждая тему создания экологических поселений. Подробнее...


Профсоюз Добрых Сказочников


Рассылка про Ландауна

Подписаться на рассылку "Жизнь и смех вольного философа Ландауна" на content.mail.ru.
Mail.Ru



Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: