"Такой конец Масхадова и ждал"
В Татарстане высказались о бывших друзьях

"Аслан Масхадов был человеком, который не мог найти выхода из тупика. Думаю, такой конец его, в принципе, и ждал. Хотелось бы, чтобы на этом успокоился Кавказ, успокоилась Чеченская республика, но мало верится в это - найдется еще кто-нибудь, кто будет размахивать флагом"… Так прокомментировал гибель лидера чеченских сепаратистов председатель парламента Татарии Фарид Мухаметшин в интервью журналистам.

"У Британии нет вечных друзей, но есть вечные интересы Британии"… В отличие от Уинстона Черчилля, официальная Казань никогда не позволяла себе такого откровенного политического цинизма. О дружбе с чеченским народом (равно как и с его лидерами) в Татарстане всегда говорили с особым чувством. Оказавшись когда-то в компании "неподписантов" Федеративного договора, Татарстан постоянно подчеркивал свою солидарность с непризнанной Чечней. А когда Москва согласилась на мирный договор со строптивой кавказской республикой, президента Масхадова тут же пригласили в Казань, где приняли с царскими почестями.

Тогда же - в мае 1997 года республики подписали "Договор о дружбе и сотрудничестве". Сделано это было по инициативе Минтимера Шаймиева и Аслана Масхадова. Как заявил Масхадов, он прибыл в Казань, чтобы "воочию убедиться в том, что многонациональный народ Татарстана всегда понимал и разделял чаяния чеченского народа, отстаивавшего свое достоинство, честь и свободу, ибо сам Татарстан прошел тернистый путь налаживания цивилизованных взаимоотношений с федеральным центром".

Ответ Минтимера Шаймиева, "прошедшего тернистый путь", был также не лишен патетики: "Нам близки и понятны страдания чеченского народа, - сказал президент Татарстана президенту Ичкерии, - зло и несправедливость чинились ему на протяжении многих десятилетий, даже веков. И Татарстан готов протянуть Чеченской Республике Ичкерия руку действенной помощи в восстановлении разрушенной войной экономики, налаживании жизни"…

Руку протянули моментально - одним из результатов заключения договора стало открытие представительства Чеченской Республики Ичкерия в Татарстане. Однако ощутимой пользы экономике Чечни это не принесло. Вся помощь, оплаченная из татарстанского бюджета, растворялась в Грозном без следа, а несколько строителей, отправленных на восстановительные работы, чеченские братья, не разобравшись, похитили. Президент Масхадов не смог обеспечить гарантий безопасности персоналу... Так что дружба оказалась несколько специфичной, можно сказать, односторонней, - представительства Татарстана в Чечне открывать не стали.

Впрочем, и в Татарстане чеченское полпредство продержалось недолго. В 2000 году его тихо прикрыли под предлогом "смены статуса". На Северном Кавказе тогда уже вовсю проводили "новую федеральную линию" и брали рубеж за рубежом, а держать у себя эмиссаров поверженного режима Казань посчитала слишком рискованным. И еще долго полномочный представитель Ичкерии Умар Аюпов обижался и недоумевал в интервью журналистам, что с ним "вдруг перестали общаться" в руководстве Татарстана, а "все телефоны в бюро замолчали". Дружба с президентом Масхадовым у руководства республики закончилась…

Кстати, тот самый Фарид Мухаметшин, который сегодня так бесстрастно рассуждает о закономерной кончине Масхадова, в 1997 году был настроен совершенно иначе. В том памятном мае Фарид Хайруллович состоял на должности премьер-министра Татарстана и принимал самое деятельное участие в приеме высоких гостей - вместе с президентом Масхадовым в Казань прибыла делегация Ингушетии во главе с Русланом Аушевым. По замыслу местных стратегов, это должно было лишний раз продемонстрировать особые доверительные отношения между лидерами кавказских республик и Минтимером Шаймиевым. Как же торжественно и значительно все выглядело тогда!

Вот лишь одна цитата из сообщения восьмилетней давности ("Сегодня", 23 мая 1997 г.). "Пребывание визитеров в Казани совпало с пятидесятилетием премьер-министра Татарстана Фарида Мухаметшина, которому во время поздравления на заседании Госсовета РТ были преподнесены характерные кавказские дары: кинжал, сабля, папаха, бурка. А Руслан Аушев сделал довольно экзотичный презент - именной наган"…

Не хочется напоминать о пошлой морали. Как известно, политика - искусство возможного. Но все же по-человечески интересно: не примеряет ли иногда Фарид Мухаметшин "характерные кавказские дары", чтобы вспомнить былую молодецкую удаль, увидеть в зеркале настоящего джигита? Кто знает… Возможно, кинжал и сабля уже сданы, куда следует. Как никак - холодное оружие. Не говоря уже об именном нагане.

10 марта 2005 года

Транспортный короб из гофрокартона korobas.ru.
 










Профсоюз Добрых Сказочников





ЖЗВТ


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: