Национализм в Татарстане: миф или реальность

Когда российские политики начинают вспоминать, как появилась "чеченская проблема", большинство говорит о "национальном чеченском факторе и слабости центральной российской власти, погрязшей в коррупции при переделе экономических сфер влияния в начале 90-х годов". Война в Чечне или, как ее называют в России, "антитеррористическая операция" идет уже почти 6 лет. В Татарстане, объявившем о своей независимости почти одновременно с Чечней, войны нет. Более того, сегодня президент России Владимир Путин относится к Татарстану с подчеркнутым уважением, а о татарских националах почти не вспоминают. Почему?

Начало
Жители Казани отлично помнят 1991 год. Огромные толпы народа на центральной площади города с криками "Азатлык!" ("Свобода!" по-татарски), ежедневные митинги перед зданием правительства Татарстана и плакаты: "Татарстан - независмое государство", "Русские, убирайтесь вон из республики!", "Детей от смешанных браков - в крематорий!". Тогда старухи-татарки били палками русских депутатов республиканского парламента, а милиция не вмешивалась. В начале 90-х ненависть между русскими и татарами пытались культивировать. Кто? Простое сопоставление фактов дает удивительный результат: те же люди, которые руководят Татарстаном сегодня.
Однако сегодня из 18 общественных татарских организаций, зарегистрированных 10 лет назад и преследующих в той или иной степени цели национально-государственной независимости, являются активными только 2-3. Даже традиционно враждебные по отношению "ко всему русскому" татарские националистические организации из города Набережные Челны, теперь уже не проявляют прежней агрессивности. Значит ли это, что национализм исчез? С этим вопросом я обратился к руководителю Всетатарского общественного центра (ВТОЦ) Рашиту Ягфарову.

Берите суверенитета, сколько сможете
Господин Ягфаров - пятый председатель на этом посту. Он утверждает, что новейшая история национального татарского движения началась в 1988 году. Тогда некие представители татарской интеллигенции решили создать свой татарский Национальный фронт, для преобразования автономной республики (какой являлся тогда Татарстан) в союзную, то есть, независимую от Российской федерации. Но Союз распался и появились другие задачи. Татарским общественным центром был взят радикальный курс на создание полностью независимого государства.
В 1990 году Борис Ельцин при первом визите в Татарстан в качестве президента России сказал свою знаменитую фразу: "Берите суверенитета столько, сколько сможете взять". Тогда это понравилось всем, и Ельцин на короткое время стал любимым президентом всех татар. В 1992 году провели референдум и Татарстан стал суверенной республикой в составе России. Но когда начались реальные экономические изменения, когда Татарстан перестал платить налоги в российский бюджет и стал самостоятельно торговать нефтью, Ельцин решил, что игра в суверенитет слишком дорого обходится Москве. И начались бесконечные переговоры о совместных предметах ведения, а со стороны татарских националов обвинения Ельцина в имперской политике.
Результатом стало подписание в 1994 году "Договора о разграничении полномочий между Татарстаном и Россией", который являлся до сих пор основополагающим документом в решении всех спорных вопросов между Москвой и Казанью. До подписания договора, когда Москва настаивала на своем, на улицы выходили тысячные толпы. Они кричали "Азатлык!", жгли российские флаги, топтали российский герб. И президент Минтимер Шаймиев не препятствовал многотысячным демонстрациям, ведь это была "воля татарского народа". (Кстати, местные независимые газеты получали из неофициальных источников другую информацию: кому, сколько и как платили за организацию того или иного митинга). После очередной демонстрации Москва соглашалась на уступки, а президент Шаймиев набирал политические очки.

"Мавр сделал свое дело…"
Подобная игра закончилась, когда началась Чечня. Ельцин дал понять, что больше уступок Татарстану не будет. И тогда Шаймиев… отвернулся от националов. Националистические выступления в Казани почти прекратились. Да и зачем они были нужны? Экономические и политические цели, которые преследовало руководство Татарстана, уже были достигнуты. Шаймиев получил все: неограниченные полномочия в своей республике, он мог распоряжаться ее ресурсами как хотел. В 1996 году он был переизбран на второй президентский срок. Делить власть со вчерашними союзниками ему было ни к чему.
Тогда центр национальных выступлений сместился в город Набережные Челны, где глава администрации Рафгат Алтынбаев вынашивал собственные амбициозные замыслы. Однако он потерпел сокрушительное поражение на сессии республиканского парламента в 1998 году, когда выставив свою кандидатуру против воли Шаймиева на пост премьер-министра республики, не набрал нужного количества голосов. Бунт едва начавшей формироваться оппозиции привел Шаймиева в ярость. Президентскими указами были сняты с постов все главы районов, все, кто хоть как-то симпатизировал Алтынбаеву. Вместе с Алтынбаевым досталось и националам, которых он прикрывал. Они окончательно перестали интересовать президента и их заявления воспринимались с раздражением.
Тем не менее, республиканский КГБ, находившийся, фактически, под контролем Шаймиева, всегда "сквозь пальцы" смотрел на поставки "гуманитарной помощи" для чеченского народа и на тесные контакты, которые поддерживали татарские активисты-националы с Дудаевым, Басаевым и Масхадовым. В Татарстане даже было открыто официальное представительство Чечни. Имидж "отца татарской нации", а возможно и некие симпатии к чеченским политикам заставляли Шаймиева поддерживать чеченских сепаратистов. Длилось это недолго. После начала второй чеченской кампании (1999) и прихода Путина к власти татарстанские чиновники быстро закрыли чеченское представительство без официального объяснения причин.

Результаты и перспективы
"С приходом Путина и его политикой имперской централизации наступает момент, когда Шаймиеву вновь может понадобиться наша помощь, - заявляет господин Ягфаров, - и мы ему, конечно, поможем. Ведь под угрозой само существование нашей республики и независимости Татарстана. Мы должны бороться за свою свободу".
Как? В качестве реальных шагов татарские националы намерены объединить свои усилия на общем съезде, который должен состояться, по словам Ягфарова, уже в июне. Однако о "второй Чечне" в любом случае речи быть не может. "Татарский народ имеет другую национальную психологию, у нас нет такой враждебности и жестоких обычаев кровной мести, как у чеченцев, - заявляет председатель ВТОЦ, - мы не будем воевать с русским народом". Чего же добились реально апологеты татарского независимого государства за 10 лет суверенитета? Ответ на этот вопрос заставляет господина Ягфарова задуматься. Пожалуй, кое-какие сдвиги имеются в образовании и развитии национальной татарской культуры, татары стали больше размышлять над своей историей. Но уровень жизни большинства граждан Татарстана от суверенитета не улучшился. Более того, тот, кто жил бедно, стал жить еще беднее, независимо от национальности. Русские в Татарстане составляют почти половину населения и никакой зависти на национальной почве к ним нет: все бедны одинаково.
"Конечно, мы довольны, что большинство постов в правительстве занимают теперь татары, - говорит господин Ягфаров. - Но до развития татарского самосознания, просвещения своего народа и родной культуры им нет дела. Они такие же жулики как и чиновники в Москве. Заботятся только о собственном кармане".

Надежда умирает последней
Мечта о государственной независимости татарского народа, которую татары потеряли почти 450 лет назад, после покорения Казанского ханства царем Иваном Грозным, похоже, навсегда останется только мечтой. Республика Татарстан находится в центре России и у нее нет границ с другими государствами. Однако у лидеров национального движения не исчезает надежда. Как говорил мне еще первый председатель ВТОЦ Марат Мулюков в 1995 году: "Если наш народ действительно объединиться и потребует независимости, нас не остановит отсутствие границ с сопредельным независимым государством. В конце концов у нас есть река Волга, которая впадает в Каспийское море. Мы можем провести границу по дну реки…"
В одном господин Мулюков был прав: Волга действительно впадает в Каспийское море. Это знает в России каждый школьник. Она впадает туда уже приблизительно 30 тысяч лет, со времен последнего Ледникового периода. Что такое 450 лет, по сравнению с этим сроком? Надежда будет жить вечно.

 




Тартария_2


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: