Навстречу холере вопреки негативу

Снимем шляпу перед "Эфиром". Конечно, иногда там говорят глупости. Например, в пятичасовом выпуске "Города" ведущая, сообщая об установке нового колокола Петропавловского собора, назвала колокол "священным набатом". Но с кем не бывает… Зато именно из выпусков "Города" мы знаем, как город готовится к лету, а возможно, и к новому холерному сезону.
"Казанские ведомости" сообщили, что после месячника по санитарной очистке города в Казани из 286 самовольных свалок осталось 239. Нехитрый подсчет показывает, что продолжая ударные месячники, ликвидации остальных свалок можно добиться лишь к октябрю. А жизненный опыт и здравый смысл подсказывают, что никто не будет проводить месячники непрерывно в течение полугода, и можно быть уверенным, что в лучшем случае число несанкционированных (какое все же красивое слово!) свалок стабилизируется где-то в пределах двухсот.

Центры гниения Казани
Что такое самовольная свалка, нам показал "Эфир". Трехминутный сюжет "Города": в трущобах у центрального рынка в самом центре (то ли лучшего, то ли одного из лучших городов Европы) - гниющие коровьи головы. Причем по обилию разлагающихся останков и их состоянию сразу видно, что это гноище - ветеран. А ведь в каждом районе города есть не просто санитарный врач, а целая контора, торжественно называемая Центром санитарно-эпидемиологического надзора.
Есть такой Центр и в Вахитовском районе, на территории которого расположен импровизированный скотомогильник. Если в этом Центре не знают о гниющих под открытым небом останках, то за что тогда его служащие получают деньги? Если же знают, то вопрос остается прежним: мы-то можем просто знать, а вот они обязаны сделать так, чтобы таких гноищ не было, а виновные были найдены и наказаны.

Учитесь правильно говорить
Теперь самый раз задать вопрос - почему? Почему никто даже не шелохнулся? Ответом служит еще один сюжет "Города". Главный санитарный врач Казани Алмаз Имамов на совещании у мэра доложил о состоянии городских водоемов, назвав это состояние весьма опасным. Ходивший в заместителях у Нины Пигаловой (ушедшей на пенсию спустя несколько месяцев после холерной эпопеи со званием заслуженного работника), новый главный санврач явно не обладает административной обходительностью: он до сих пор не понял, что начальство нельзя травмировать правдой.
Помните времена, когда для того, чтобы сказать, что нигде в Казани не купить мяса, использовались такие примерно фразы: "Однако не везде еще в полной мере удовлетворяются возросшие потребности трудящихся в продовольственных товарах высокого качества, в частности, в мясе". Вот и главному санврачу надо было сообщить мэру, что "несмотря на возросший объем работ по мониторингу санитарного состояния и очистке водоемов, не на всех из них в полной мере достигнуто отсутствие болезнетворных микроорганизмов" - звучит солидно и вполне в духе того времени, в котором созревал будущий мэр Казани.

Городу нужен мэр, а не борец за икону
А что касается самого Камиля Шамильевича, то это несколько лет назад его могли видеть то в строящемся канализационном коллекторе, то ранним утром на прокладке трамвайных путей. Потом приоритеты Камиля Шамильевича изменились: Австралия, Бразилия, Париж и Рим гораздо чаще видели нашего мэра, чем трущобы центра Казани. Дело в большой мере заменяется звоном: "тысячелетие", всепоглощающая забота об иконе Казанской Богоматери, стремление занести кремль в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Тут мэру дадут диплом, там - знак, еще где-нибудь - медаль, куда-то изберут членом, а куда-то и председателем чего-то. Камиль Шамильевич стал вполне светским человеком, а Казань потеряла энергичного и старательного мэра, при котором город три-четыре года хотя бы аккуратно подметали. Последствия не заставили долго ждать - город посетила холера, а главный санитарный врач России сказал, что Казань грязнее разрушенного наводнением Ленска.

Вернемся, однако, к докладу главного санврача Казани о бедственном санитарном состоянии казанских водоемов. Вот что он услышал в ответ: "У вас во всей информации только негатив. Можно подумать, что на самом деле миллионный город утопает во всем дерьме. Водоем - это место, где как раз в жаркую погоду хочется покупаться, это то место, где может обязательно заводиться, если за ними не смотреть, живность. Это на то и водоем, чтоб там, значит, они все размножались и жили".
Трудно сказать, насколько точно слова мэра передают его мысли... Возможно, в этот момент г-н Исхаков вспоминал баптистерии в Ватикане. Настораживает фраза "чтоб там, значит, они все размножались и жили". Это
просто приглашение холерным бациллам поселиться в грязных казанских болотах, отчего-то названных "водоемами".

Кстати, тот же "Город" показал сюжет о закрытии инфекционной больницы на Вишневского, продолжающей разваливаться прямо на глазах. Больница эта - позор Казани, а точнее - позор ее руководителей. Деревянные (!) корпуса, используемые клиникой, были построены еще в 90-х годах девятнадцатого века для детской больницы "Общества попечения о бедных и больных детях", а кирпичный корпус - в 1935 году.
Об отношении городских властей к проблеме здоровья казанцев говорит и тот факт, что еще в холерном августе прошлого года главврач жаловался журналистам на отсутствие в инфекционной клинике элементарных вещей. Например, ведра и другую утварь удалось получить только благодаря частным благотворителям.
Теперь у миллионного города нет и такой больницы. Зато есть скотомогильники и роскошные помойки в центре, а также чрезвычайно чувствительный к негативу в докладах мэр Камиль Исхаков.
Задумываешься стать программистом - пгу мос ру.
 




Тартария_1


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: