Клинический случай

Противостояние министерства здравоохранения РТ и казанского горздрава продолжается. Оно началось неизвестно почему и завершится Бог весть когда. Напомню, что Васил Зиатдинов, начальник горздрава, в октябре прошлого года неожиданно схлопотал четыре взыскания подряд и как грубый нарушитель трудовой дисциплины был уволен по соответствующей статье Трудового кодекса. Случилось это, конечно, 31 октября, в его собственный день рождения (см. подр.: "Увольнение по собственному нежеланию. Был бы человек Исхакова, а статья найдется" - "МК" в Татарстане", 27 ноября - 4 декабря 2002). Наверное, по чиновничьим обыкновениям, он должен был безропотно согласиться и с незаслуженными выговорами, и с необъяснимой отставкой, но, вопреки ожиданиям, этого не сделал. Напротив, подал жалобу в суд.

Далее события разворачивались следующим образом.
25 ноября Минздрав, как бы догадываясь, что судебную тяжбу проиграет, создает комиссию во главе с первым заместителем министра Ниязом Галиуллиным. Комиссия создается с целью "дополнительной проверки выводов предшествующих ревизий". А то будут тут всякие по судам ходить - ишь, выискались! Проверка завершится 23 декабря (следите за хронологией!).

5 декабря Вахитовский райсуд рассматривает иск г-на Зиатдинова к Минздраву и полностью удовлетворяет его. Все взыскания и увольнение "по статье" признаются незаконными и недействительными.
16 декабря этот вердикт подтверждается Верховным судом РТ, куда ответчик, скорее в азарте травли, нежели вполне отдающий себе отчет в том, что он делает, обратился с кассационной жалобой. 18 декабря - случайное совпадение? - следственное управление при Вахитовском РУВД, до сих пор как будто считавшееся подразделением МВД, а отнюдь не Минздрава, возбуждает уголовное дело в отношении В.Б. Зиатдинова "по признакам преступления, предусмотренного ст. 160 ч.3 п. "б" УК РФ" (хищение в особо крупных размерах).
23 декабря приказом за № 2282/л г-н Зиатдинов "временно отстранен от исполнения должностных обязанностей". Эта мера объясняется возбуждением против него уголовного дела. Надо полагать, презумпция невиновности (никто не может быть признан виновным, пока это не установит суд - статья 49-я Конституции России) на территорию нашего Минздрав не распространяется.
9 января уже 2003 года в горздрав поступает сразу два приказа. Первый, от 4 января, отменяет декабрьский приказ об отстранении. Это значит: о том, что он обязан заступить на пост 4-го, часовому сообщают 9-го. Видимо, для того, чтобы, упаси Господь, не вышел и чего-нибудь этакого не натворил.

Второй приказ, от 8 января, вновь предписывает "временно отстранить В. Б. Зиатдинова от исполнения должностных обязанностей". На этот раз ссылка на уголовное дело исчезла, вместо нее появилось упоминание о нарушениях, установленных актом от 23 декабря. Засим последовало разъяснение, что "временное отстранение не является дисциплинарным взысканием и произведено до определения меры дисциплинарного взыскания в соответствии с Трудовым кодексом РФ". Выходит, срока с 23 декабря по 8 января на обдумывание очередной "казни египетской" для неугодного чиновника Минздраву не хватило, так что понадобился овертайм.

17 января Вахитовский райсуд рассматривает жалобу Зиатдинова на незаконное возбуждение против него уголовного дела и постановляет, что дело и впрямь возбуждено "незаконно и необоснованно".

21-го минздравовское железо наконец-то издало стон: а) приказ об отстранении отменяется; б) Зиатдинову объявляется "предупреждение о неполном служебном несоответствии". Вот о чем, оказывается, в течение месяца размышляли министерские мудрецы - полное соответствие или неполное? Решили, что неполное. Ай, молодцы. Нечего и говорить, что декабрьские и январские приказы разделили судьбу октябрьских - они обжалованы. Слушание дела было назначено на 30 января, но, как это уже не раз случалось, представители министерства в суд не явились. Заседание перенесено на 7 февраля, и оснований, позволяющих сомневаться в исходе, весьма немного. Если в этом скорбном листе и просматривается какая-то логика, то это логика разрушительного безумия. Ну, чем не глуповский градоначальник, в голове которого помещался органчик, твердивший "Не потерплю!" и "Разорю!" Один суд за другим удостоверяет, что министр не прав и что его административные и следственные инициативы незаконны. Однако битому неймется, и он раз за разом наступает на те же грабли, нисколько не заботясь о сохранности собственного лба. Конечно, член правительства - слишком большая фигура, чтоб опасаться того, что он может показаться смешным. Похоже, он усвоил непреклонность Катона: горздрав должен быть разрушен. Точнее - обезглавлен.

Пока этого не случилось, мы беседуем с Василом Зиатдиновым, согласившимся прокомментировать череду странных событий, происходящих с ним в последнее время.

- Так дело против вас закрыто? Вы уверены?

- Странный вопрос. Конечно, уверен. Вот судебное постановление. Тут черным по белому написано, что действия старшего следователя Ермаковой, возбудившей дело, были незаконными и необоснованными. Подпись, печать.

- Я почему переспрашиваю - в "Вечерке" появилась заметка, где говорится: "Нарушил или нет закон Зиатдинов, суду, вероятно, еще предстоит разбираться". Вот я и сделал вывод, что, коль будет суд, значит, следствие продолжается. Не может же быть суда без предварительного следствия?

- Если постановление о возбуждении дела признано незаконным, то и следствия никакого нет и быть не может. Не говоря уж о суде. Это ваши коллеги что-то напутали.

- Возможно. А, вообще-то, по каким основаниям его возбудили?

- В том-то и суть, что ни по каким. Судья буквально пытала и следователя, и прокурора: укажите основания. Те в ответ только жмурились и руками разводили.

- Это ведь не шутка - объявить человека подозреваемым. Видимо, были какие-то данные. Вас ведь обвинили в хищении?

- Пытались обвинить. Статья 160-я - хищение чужого имущества, вверенного виновному. По закону в постановлении должны быть перечислены признаки этого преступления. Но их там нет. Лучше я процитирую решение суда, тогда вам все будет ясно: "Как видно из материалов дела, нет достаточных данных, указывающих на присвоение или растрату бюджетных денежных средств, совершенных именно Зиатдиновым. В постановлении о возбуждении уголовного дела указано, что под руководством Зиатдинова было приобретено оборудование по завышенным ценам. Однако достаточных данных, указывающих на то, что оборудование было приобретено по завышенным ценам, в материалах дела нет. Это подтверждается и решением Вахитовского райсуда от 5 декабря 2002 года".

- Простите, не понял, при чем здесь решение суда от 5 декабря. Там ведь вы обжаловали только взыскания и увольнение, так?

- Большая часть взысканий была мне объявлена за нарушения, якобы допущенные при закупке медикаментов и оборудования. Естественно, раз уж я эти взыскания оспаривал, суду пришлось изучать, как у нас обстояло дело с закупками, были ли превышены цены, нарушен закон и так далее.

- И к какому выводу пришел суд?

- Ну, поскольку все взыскания были отменены, это говорит само за себя.

- Кто же вам поверит, что цены не завышались?

- Вот, вот, и вы туда же. В постановлении следователя тоже говорилось о "завышенных ценах", "средней стоимости" и тому подобном. Поймите, ни рынок, ни наше законодательство не знает таких понятий. Есть только одно понятие: рыночная цена. В Налоговом кодексе оно определяется так: рыночная цена - это цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (или однородных) товаров. В России нет закона, устанавливающего минимальные, максимальные или оптимальные цены на медицинские товары. Да и на другие тоже.
Условия, на которых мы заключаем договора, не сводятся только к цене. Нельзя, как это делают не очень порядочные ревизоры, смотреть прайс-листы двух-трех поставщиков и на этом основании делать вывод о какой-то мифической средней цене. Бывает цена пониже, но сроки поставки неподходящие. Или поставщик "серый", ненадежный. А бывает, что цена включает в себя доставку оборудования, монтаж и обслуживание и потому кажется "завышенной". Зацикливаться только на цене, не беря в расчет всех других обстоятельств, - грубая ошибка.

- В печати постоянно муссируются результаты проверки, проведенной еще в феврале 2001 года. Там фигурируют какие-то жуткие факты.

- У нас, уж не знаю, по какой причине, принято, что, если проверяющие записали в акте определенный вывод, то это так и есть. Совсем не обязательно и не всегда. Я, например, на этот пресловутый акт написал возражения, и именно они были восприняты судом. А доводы проверяющих оставлены судом без внимания. Задумайтесь: почему? Кстати, акт от 13 февраля 2001 года, в числе прочих, подписан и Зайнуллиным. Помните, вы о нем писали? (Действительно, писал. Вроде бы человек числился начальником отдела экономической безопасности Минздрава, а потом, как выяснило КРУ, такой должности там не было и нет. См.: "Минздрав предупреждают: проверки опасны для его здоровья" - "МК" в Татарстане", 6-13 января 2003).

- Но это означает, что акт подписан ненадлежащим лицом и, следовательно, недействителен. Почему бы вам его не отменить через суд?

- А зачем? Его и так никто всерьез не берет.

- Еще как берут! Утверждают, например, будто за два года (1999 и 2000) горздрав "по договорам с четырьмя московскими фирмами потратил 20,9 миллиона рублей".

- Не пойму, в чем тут криминал? Потратил ведь, а не растратил. То есть закупил необходимое оборудование, которое прекрасно работает по сегодняшний день. И еще много лет будет работать. В чем проблема?

- Но говорят, что фирм-поставщиков в природе не существует, а вы им делали 100-процентную предоплату.

- Не существует в природе? А кто же тогда исполнял договора? Ведь все, что в них было записано, выполнено на все сто. Кто это сделал - невидимки? Что же до предоплаты, я готов предъявить накладные любому, кому это интересно. Даже слепой увидит, что оплата осуществлялась лишь после того, как оборудование было установлено и опробовано. Я подчеркиваю: после, а не до. Получается так: товар нам поставили, но поставщиков у нас не было. Не курьез ли?

- Вам ставят в вину, что, мол, московские фирмы на этом заработали. Моя коллега высказала мнение, что "результаты одной только этой ревизии дают все основания для возбуждения уголовного дела".


- Вы рассуждаете как двадцать лет назад, когда были Политбюро и Госплан и они устанавливали цены. Упрекать коммерсантов в том, что они зарабатывают, это все равно, что критиковать человека за то, что он вдыхает кислород, а выдыхает углекислый газ. Конечно, фармацевтические фирмы зарабатывают деньги. Любой, кто выходит на рынок, делает это вовсе не из альтруизма. Что же до возбуждения уголовного дела, то я с большим уважением отношусь к тому, что пишут журналисты. Но и они должны прислушиваться к мнению суда. Если суд сказал, что оснований для возбуждения дела нет, то, пожалуйста, говорите, что вам угодно, но не голословно. Есть у вас доказательства, что суд ошибся?

- Между прочим, заместитель министра Анас Гильманов заявил, что акт проверки МВД от 13 февраля 2001 года стал ему известен только в октябре 2002 года. Впечатление такое, что большие люди, как бы помягче выразиться, и преувеличивают по-крупному.

- Как может быть, чтоб акт остался неизвестным, когда материалы проверки докладывались на коллегии Минздрава? Или ситуация в здравоохранении Казани - это такой пустяк, который можно не заметить? Да и в газетах "утечки" появились за несколько дней до того, как акт был официально подписан. Что же, в министерстве и газет не читают?

- А какие у вас сейчас отношения с министерством? То есть, я понимаю, что отвратительные, но хотя бы сугубо формально встречаетесь, общаетесь?

- Нет. Я с октября, вот уже четыре месяца, добиваюсь встречи с министром.

- И что, безуспешно?

- Да.

- А встретиться с кем-то из его замов, например, с Гильмановым не пытались? Он-то насчет вас часто проходится в СМИ.


- Гильманов - зам по развитию отрасли и кадровой политике. А сам никогда не работал практическим врачом и проблемы здравоохранения знает только теоретически. Был профсоюзным работником, затем в науке. Он специалист по написанию диссертаций. К сожалению, стратегии развития у министерства нет. Поэтому мы не включены в федеральные программы. Отсюда же - частые перестановки, кадровая чехарда. Но эти "рокировочки" не могут компенсировать отсутствия системного подхода.

- Ходят упорные слухи, что именно Гильманова готовят на ваше место. Вы не думаете, что этим, возможно, и объясняется его повышенная активность?


- Я ничего не исключаю. Даже и того, что он целит выше, чем в горздрав.

© "МК в Татарстане", 5 - 12 февраля 2003 года.

Вывоз старой мебели на свалку. Цены на вывоз старой мебели.
 




Тартария_2


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: