Процесс замедленного действия

На днях возобновляется слушание дела по жалобе Александра Штанина, Ильдуса Султанова и Масгута Хафизова, требующих отменить постановление Центральной избирательной комиссии РТ, согласно которому мандаты депутатов Госсовета получили 56 чиновников.

По поводу этого процесса, длящегося уже более двух лет, "МКТ" писал не однажды, последний раз в октябре минувшего года. Тогда мы констатировали: "Наверное, никто в Татарстане не сомневается в двух вещах.
Во-первых, правота на стороне истцов.
Во-вторых, Верховный суд РТ ни за какие коврижки этот неоспоримый факт не признает. Поэтому наблюдателей интересовал лишь вопрос эквилибристики, с помощью которой суд выйдет из затруднительного положения.
И, надо признать, тот не обманул ожиданий публики, продемонстрировав, что в совершенстве владеет искусством извлекать кроликов из шляпы". ("Суд превратил истцов в физических лиц. Хорошо, хоть не в химических". - "МК" в Татарстане", 8-15 октября 2002). Можно надеяться, что и в ходе предстоящего слушания местная Фемида не оплошает. Не за то ей платят, чтоб она, понимаете ли, плошала.

Поскольку даже самое краткое изложение содержания предыдущих серий займет слишком много места, напомню только суть. В декабре 1999 года прошли выборы в Госсовет. В числе прочих были избраны народными депутатами 56 глав районных и городских администраций. Поскольку федеральные законы "Об основах государственной службы РФ" (п. 1 ст. 11) и "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ" (п. 1 ст. 12) прямо запрещают народным избранникам занимать иные государственные должности, они должны были сложить с себя административные полномочия. А на тот случай, если они этого не делают, закон "Об основных гарантиях избирательных прав…" (п. 4 ст. 58) вменил в обязанность соответствующим избиркомам отменять свои решения о признании избранным депутата, коли он не позднее чем в течение семи дней со дня официального опубликования результатов выборов не представил копию документа об освобождении от обязанностей, несовместимых со статусом депутата. Кроме того, в статье 59 (п.6) содержится императивная норма, обязывающая избирательную комиссию в этом случае назначать повторные выборы.

Разумеется, ни один из наших совместителей искомого документа не представил и отправления обязанностей, несовместимых со статусом депутата, не прекратил. Несмотря на это, избирком и не подумал отменить свои решения и уж тем паче - назначить новые выборы. В июне 2000 года "РиЗ" обратился в ЦИК с вежливым напоминанием. Выждав более чем приличное время, 19 января 2001 года ризовцы письменно предложили включить этот вопрос в повестку заседания ЦИК, назначенного на 18 января. Однако тот не удостоил просителей даже отпиской.

Только после того, как исчерпались все возможности воздействия на остававшийся слепым и глухим ЦИК, была подана судебная жалоба, история которой пестрит деталями самого забавного свойства. Решения выносились и отменялись, отменялись и выносились. При этом ни одно из них не касалось существа дела, вокруг него суд предпочитал ходить кругами, будто кот вокруг горячей каши. Напротив, все они не выходили из сферы процессуальных тонкостей, в отыскании которых суд был поистине неистощим.

Когда бы речь шла не о таком уважаемом учреждении, можно было бы говорить о грехах тяжких, средней тяжести и менее тяжких. То суд с трудно скрываемой радостью обнаруживал, что нельзя кассировать решения по избирательным вопросам, и истцам приходилось обращаться в Конституционный суд России и добиваться признания не соответствующей конституции РФ 208-й статьи Гражданского процессуального кодекса. То на три недели откладывал процесс, так как, по его мнению, истцы возражали против единоличного рассмотрения дела (то есть без участия народных заседателей, за свою несгибаемую принципиальность получивших прозвание "кивал"), хотя истцы письменно удостоверяли, что абсолютно не возражают. То настаивал, чтобы в зал заседаний, рассчитанный на 20-25 человек, явились все 56 заинтересованных лиц со своими представителями, а когда те не являлись (ну как же, разбежались!), получал благовидный предлог для переноса заседаний. То вдруг квалифицировал ризовцев, десятки раз выступавших в качестве представителей общественной организации, как "физических лиц", не имеющих права вчинять подобные иски.

Остается гадать, какое блюдо из этого обширного меню будет предложено ризовцам 28 марта, когда слушание дела возобновится. Впрочем, ясно, что в любом случае оно не должно быть съедобным.

Даже татарстанские детишки, включая тех, что грызут гранит науки во вспомогательных школах, понимают: вопрос, нарушил ли ЦИК РТ закон, следует отнести к числу риторических. Другое дело - почему они не хотят этого признать? Понятно, отчего не желают политики: придется что-то менять, думать, комбинировать. Но зачем в этом самом мараться суду?

Кстати, о политиках. Я уже как-то приводил в печати мнения президента и председателя Госсовета, которые Их Превосходительства изволили выразить летом 1999 года. Тогда ризовцы голодали на площади Свободы, требуя, в числе прочего, разделения исполнительной и законодательной властей. Комментируя этот тезис, Минтимер Шаймиев заметил: "Абсурдно требование запретить главам администраций избираться депутатами в Государственный Совет". А Фарид Мухаметшин добавил: "Недопущение участия в работе Госсовета глав администраций городов и районов республики является крайне недемократичным".

"Недемократично" - значит против интересов и воли народа. Да еще "крайне". Помню, как меня это поразило. Ну, относительно интересов я не колебался: весь мировой опыт свидетельствует, что разделение властей соответствует интересам демоса. Но часто бывает так, что люди высказываются вопреки собственным интересам, либо не созрев еще до их понимания, либо будучи вульгарно обмануты. Например, им три года зарплаты не платят, а они шумною толпой, словно пушкинские цыгане, спешат отдать свои благодарные голоса в пользу тех, кто их держит за быдло.

После того как под водительством г-на Мухаметшина слуги народа приняли и г-н Шаймиев подписал новую Конституцию РТ, где черным по белому записано, что чиновники не могут быть парламентариями, а парламентарии чиновниками, у меня и вовсе голова пошла кругом. Если это "крайне недемократично", как осмелились принять? А если "абсурдно", почему подписал - неужели просто "потому что"?

© "МК в Татарстане", 26 марта - 2 апреля 2003 года.


 




Тартария_3


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: