Террористический интернационал
панисламистские сети на Ближнем Востоке

Вольфганг фон ЭРФФА

Вряд ли еще где-либо "Raison d'еtre" воинствующих панисламистских сетей проявляется отчетливее, чем в заключительной речи шейха Хасана аль-Тураби, духовного лидера важнейшего панисламистского движения "Мусульманского братства" (Аль-Икхван Аль-Муслинум), живущего в суданской столице Хартум (1). Эта речь прозвучала в 1993 году в мечети Таква в Бруклине, откуда видны очертания Манхэттена, перед почти исключительно афро-американскими исламистами за полгода до первого нападения на Всемирный торговый центр. В решающем пассаже своей речи Тураби пожелал счастья своим американским братьям по вере; они должны в полной мере оценить то, что вырастают, как Моисей в доме фараона. Это позволяет им, как Моисею "обрушить дом фараона изнутри". Дом фараона служил синонимом Америки и ее капиталистических символов.

Террористическая активность воинствующих панисламистских сетей после терактов 11 сентября 2001 года, ставших своего рода сигналом-факелом, стала более интенсивной и расширила радиус своих действий. Израильский писатель Амос Оз исходит из того, что сегодня в 25 из 28 конфликтов с применением насилия во всем мире участвует как минимум одна исламистская группа (2). "Кризисный пояс" простирается от Касабланки на западе через Джербу, Эр-Рияд, Аден до острова Бали на востоке, от Найроби и Дар-эс-Салама на юге до Москвы и китайской провинции Синьцзян на севере. В центре расположены конфликтные очаги: Палестина, Ирак, Афганистан и Чечня.

Воинствующие панисламистские сети наносили удары всегда. Кредо созданного после 11 сентября глобального альянса против террора - можно сделать мир безопаснее при помощи военных мер - не оправдалось. Новым вызовам терроризма невозможно противостоять только военными средствами. Гораздо важнее привлечь на свою сторону людей, завоевать их умы и сердца, для чего необходимо расставить новые и четкие акценты.

Терроризм воинствующих групп, находящихся под влиянием "Мусульманского братства", а также организации "Аль-Каида" и принадлежащих к ее сети группировок, черпает силы в отчаянии широких слоев мусульманского общества из-за стагнации, коррупции и угнетения, в последствиях нерешенных региональных конфликтов, а также в состоянии сознания, которое воспринимает отношения между мусульманским миром и Западом как такие, где существует дефицит справедливости по отношению к мусульманам.

Сегодня мир противостоит более не только панарабскому, но и воинствующему панисламскому вызову. Борьба этих группировок направлена против господствующего положения США в мире. Они считают, что это господство угрожает их интересам и их единству, основанному на культурной идентичности. Два последних года мы имели дело преимущественно с сетями суннитского ислама, однако, кажется, не исключено, что в качестве результата войны в Ираке активность в плане антиамериканского и антибританского сопротивления станут проявлять и шиитские сети.

Воинствующие группировки "Мусульманского братства", а также подчиненные "Аль-Каиде" ваххабитские организации обладают сильнейшим влиянием среди суннитских сетей. В Центральной Азии и Индонезии все больший вес приобретает организация "Хизб-ут-Тахрир", которая, правда, в настоящий момент времени отвергает насилие, то есть не является воинствующей организацией. Общее для всех трех сетей с момента их возникновения - ориентация на задачи, важные для палестинцев.

Наряду с понятиями исламизма и исламского фундаментализма применяется также понятие "исламистский интегрализм". Посредством этого отчетливо проявляется неделимая и универсальная претензия ислама. Исходя из сущностных представлений о своей религии, предтечи борцов ислама рассматривают его в качестве вечного, неизменного и совершенного и мечтают о ренессансе золотого века ислама, то есть эпохи пророков и первых халифов. Они пытаются тем самым оказать влияние на молодых мусульман. Отставание мусульманских стран в эпоху глобализации обосновывается заговором Запада, главным образом американцев и "сионистов", которые, как полагают, хотят разрушить ислам или, как минимум, поработить его.

Общим для воинствующих исламистов является тоска о - с их точки зрения - справедливом божественном порядке на Земле. В этой связи вопрос о легитимных последователях пророка Мухаммеда является особенно важным: так как вопрос о политическом и религиозном преемстве пророка был неясен, то оно было передано четырем первым халифам (названным "правоверными халифами") Абу Бекру, Умару, Усману и Али, а после них отошло династии омейядов. Шииты никогда не признавали этот порядок наследования, они считают, право наследования имеет один только Али, четвертый халиф, и его последователи. После исчезновения двенадцатого имама так называемые "дюженники" (шииты-двунадесятники или имамиты) ждут его возвращения и установления справедливого господства (3).

Основы
Наиболее наглядно описать понятие "воинствующий исламизм" можно через прояснение целей, которых стремятся достичь посредством насилия и террора. Воинствующие исламисты убеждены в необходимости бороться и умереть за правое дело. "Джихад" (священная война) (4) - определяемая здесь как борьба против покушающихся на ислам неверных, обозначаемых как "кафиры", - и возможность попадания в рай напрямую, без чистилища, через мученичество самопожертвования в "священной войне" являются основами применения насилия, а также терактов, совершаемых террористами-смертниками. Решающим для ненависти членов исламистских террористических групп является якобы унижение ислама Соединенными Штатами, которые, по мнению исламистов, представляют интересы Израиля.

Основными боевыми целями сентября 2001 года были: работать на то, чтобы американцы покинули "священную землю ислама" в Саудовской Аравии и Иерусалиме, чтобы проблематичное положение палестинцев на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа было урегулировано в их пользу, чтобы Индия ушла из мусульманского Кашмира, а Россия - из Чечни, чтобы в государствах Центральной Азии, большинство населения которых составляют мусульмане, были бы сформированы исламские правительства. С тех пор к этим целям добавилось стремление свергнуть якобы "коррумпированные" исламские режимы, а именно, прежде всего в Пакистане, затем - в Саудовской Аравии, Индонезии и Египте.

Сети
"Мусульманское братство" считается материнской идеологической организацией суннитских исламистов, некоторые группировки которых вооружены. Братство было основано в 1928 году в Египте Хасаном аль-Банной и сначала выступало за независимость от колониальных властей. В начале 50-х годов ему, как антикоммунистической организации, оказывали поддержку Соединенные Штаты. "Мусульманское братство" является самой старой и до сегодняшнего дня самой важной исламистской группировкой, которая действует в международном масштабе и имеет базы во всех арабских и большинстве западноевропейских стран. Оно ведет свою работу посредством инфильтрации социальных структур и благодаря контролю со стороны мечетей.

Более двух десятилетий, примерно до начала 2001 года мозговым центром и Spiritus Rector (организатором-вдохновителем) "Мусульманского братства" был аль-Тураби. С начала 80-х годов ведущие представители суннитского течения афганского муджахеддина ("моджахеды") и террористических групп поддерживали с ним тесные контакты и частенько наведывались в Хартум (например, Гульбеддин Хекматияр, лидер организации "Хизб-и-Ислами", тогда важнейшей партии афганского сопротивления) (5). Бывший премьер-министр Турции Неджметтин Эрбакан, председатель ныне запрещенной Партии благоденствия, которая влилась в новую партию премьер-министра Реджпа Тайипа Эрдогана, также поддерживал тесные отношения с аль-Тураби.

"Мусульманское братство" обладает широкой разветвленной сетью членов в Северной Африке, на Ближнем Востоке, в Азии, вплоть до мусульман в Соединенных Штатах и, конечно, в Центральной Азии и на Кавказе. Оно играло ведущую роль в так называемой священной войне против Советов. В распоряжении "Мусульманского братства" находятся следующие группы, которые оно вдохновляет, но которые вместе с тем являются автономными, организованными отчасти в национальном, отчасти в наднациональном масштабе:

• организация "Джихад ислами" ("Священная война мусульман") была образована в конце 70-х годов в Египте, на ней лежит ответственность за убийство Президента Анвара ас-Садата в 1981 году. Группа веет борьбу против правительства Президента Хосни Мубарака и имеет тесные связи с Пакистаном, Афганистаном, Суданом и с Усамой бен Ладеном. В начале 90-х годов во время нападения "Джихад ислами" взрывом бомбы было разрушено Египетское посольство в Исламабаде. Египетский исламист и один из братьев-мусульман Айман аз-Завахири был лидером организации "Джихад ислами" в Египте. Завахири, по мнению египетского правительства, - организатор исламистского насилия, жертвами которого в Египте в период между 1992 и 1997 годами стали более тысячи человек. Он считается заместителем бен Ладена.

• организация "Хамас" ("Движение исламского сопротивления"), основанная в 1987 году в разгул интифады, вышла из "Мусульманского братства". Оно постоянно оказывало сильное влияние на "Хамас", который поддерживал контакты с правительствами в Иране, Судане и такими организациями, как "Джихад ислами" в Египте и "Священный исламский фронт" в Алжире, а также с "Аль-Нахдой" ("Возрождение") в Тунисе. Цель "Хамаса", которой он хочет достичь посредством терактов, совершаемых террористами-смертниками в Израиле и на Западном берегу реки Иордан, - исламское, несветское государство Палестина. Европу "Хамас" ареной своих боевых действий не считает.

• "Front Islamique du Salut" ("Исламский священный фронт"), алжирская ветвь "Мусульманского братства", победил на выборах 1991 года (в первом туре), в последующем был запрещен, с тех пор действует в подполье и за рубежом; с 1987 года преследует умеренный курс. Сам "Исламский священный фронт" не проповедовал насилие, в отличие от своего воинствующего крыла, "Священной армии ислама" (САИ).

• "Groupe Islamique Armе" ("Вооруженная исламская группа"/GIA) основана в 1992 году как радикальная группа, отколовшаяся от "Исламского священного фронта", состоит из четырех "семей", которые поделили между собой Северный Алжир. Они устраивали многочисленные бесчинства в отношении мирного алжирского населения. Группа обладает тесными связями с египетской организацией "Джихад ислами" и с Ираном.

• организация "Джемаа-Исламия", ей приписываются теракты, совершенные террористами-смертниками на острове Бали и в отеле "Мариотт" в Джакарте. Лидер "Джемаа-Исламия" Бакар Башир два десятилетия назад испытал влияние "Мусульманского братства". Нынешние его связи с "Мусульманским братством", а также с "Аль-Каидой" представляются вероятными, но не доказанными. ·
• организация "Хизб-и-Ислами" ("Исламская партия"). Основана в 1968 году в Афганистане Хекматияром, представляет политику исламского фундаментализма с целью создания однопартийной исламской республики. Речь идет об организации, представленной по всей стране, сторонниками которой являются прежде всего пуштуны и которая имеет связи с "Мусульманским братством". В 80-х годах одно время она была самой сильной партией моджахедов в борьбе против советской оккупации Афганистана; сегодня она наряду с движением "Талибан" и организацией "Аль-Каида" представляет собой мощнейшую силу вооруженной оппозиции правительству Президента Хамида Карзая.

Палестинский теоретик Абдалла Аззам оказал большое влияние на все без исключения суннитские группы в плане теоретического обоснования причин их борьбы. Его учение повлияло также на объединение целей и координацию сотрудничества с другими группами.

Выдающимся признаком работы "Мусульманского братства" является интернационализация целей и борьбы мусульман - со ссылкой на то, что ислам не знает границ, а суверенен один только Бог. Цель аль-Тураби - посредством создания структур поддержки и подготовки мусульманских бойцов нового типа работать на то, чтобы преодолеть принадлежность к различным национальностям и конфессиональным направлениям внутри ислама.

Ваххабиты
Течение суннитского ислама, к которому принадлежит Усама бен Ладен и его сторонники, - это ваххабизм; опираясь на понятие "салафия" (вера предков) ваххабиты (в пограничной области между Афганистаном и Пакистаном) называют себя "салафитами". В Саудовской Аравии - в отличие от Запада - не было никакой секуляризации (а если была, то совсем незначительная), и тем самым не была утрачена традиционная вера и основанные на ней ценностные представления. Ученые-салафиты в Саудовской Аравии, сопоставляя ислам с современностью, пытаются доказать его непреходящий характер и тем самым - совпадение, гармоничное сочетание откровений и разума. Саудовский ваххабизм враждебен - с западной точки зрения - достижениям культуры. Он стремился и стремится разрушить все, от гроба пророка до статуй Будды в Бамийане. Тем самым должна быть восстановлена чистота веры в Бога ислама, которая затемняется человеческим действием.

Саудовская Аравия старается распространить свою версию ислама и для этой цели не только широко предоставляет деньги, но и прилагает усилия в плане претензий на религиозное лидерство. Каждый четверг вечером тексты пятничной проповеди рассылаются по электронной почте по всему миру.

Собственно, ваххабизм, чуждый традиционному суннитскому исламу, который господствует в Афганистане, Пакистане, Центральной Азии, а также в Чечне и Дагестане, предъявляет миссионерские, негибкие и пуританские требования и пытается вытеснить традиционный ислам.

Происламистское лобби ортодоксального духовенства в Саудовской Аравии солидаризовалось с вооруженными бойцами в кризисных областях и одновременно инструментализировало свою материальную поддержку для экспансивного распространения ваххабизма. В этой связи правительство в Эр-Рияде видело необходимость соглашения с происламистским лобби ортодоксального духовенства, несмотря на то, что начиная с первой войны в Персидском заливе Эр-Рияд опирался на США и их союзников.

Глобальное движение ваххабитов опирается на две организации, которые осуществляют основную работу по координации действий и распределению финансовых средств: Muslim World League (MWL), называемая также "Рабита", и World Assembly of Muslim Youth (WAMY). Последняя является всемирной организацией, она располагает более чем 450 отделениями в 34 странах.

"Аль-Каида"
Ответственность за террористические атаки на Соединенные Штаты 11 сентября 2001 года возложили на диссидента из Саудовской Аравии Усаму бен Ладена и его организацию "Аль-Каида"; они занимают наряду с сетью "Мусульманского братства" доминирующие позиции в воинствующем исламизме. Бен Ладен в своем первом видеообращении после терактов 11 сентября косвенно упомянул время унижения исламского мира, "нации ислама", в течение примерно 80 лет, то есть начиная с момента упразднения халифата в 1924 году.

Кадровый костяк "Аль-Каиды" образуют так называемые "арабские афганцы", прошедшие в Афганистане лагеря по подготовке бойцов ислама или сражавшиеся там. Лейтмотивом акций "Аль-Каиды" могла бы стать максима Абдаллы Аззама, который сильно повлиял на бен Ладена: борьба в Афганистане есть только первый этап на пути к повторному завоеванию Иерусалима.

Другие салафитские группы - это группа Salafiste pour la prеdication et le combat (G.S.P.C.). Предполагается, что эта террористическая ваххабитская группа в Алжире под руководством Хасана Хаттаба связана с бен Ладеном, но определенных доказательств этому нет. Те, кто весной 2003 года взял в заложники западных туристов в алжирской части пустыни Сахары, причисляются к G.S.P.C.

Организация "Al Tawhid" ("Единство Бога") возникла в 80-х годах в палестинских лагерях на Ближнем Востоке. Ее основателем стал родившийся в 1962 году в Наблусе Махмуд Абу Омар, который в качестве добровольца воевал в Афганистане и там попал под влияние Аззама. В Германии существовала одна ячейка этой исламистской организации, члены которой сейчас арестованы, против них ведется судебный процесс. В Пакистане проявляют активность группы "Sipah-e Sahaba" (SSP) и "Lashkar-e Jhangvi" (LJC), цель которых - дестабилизировать страну и свергнуть Президента Первеза Мушаррафа. В Марокко "Салафия Джихадия" ответственна за теракты в Касабланке, совершенные террористами-смертниками в мае 1993 года, жертвами которого стали 44 человека.

Шиитские группы
Как для многих суннитов важен вопрос о халифате, так религиозная практика и политика шиитов определяются воспоминанием о последнем имаме как законном преемнике пророка Мухаммеда. Все внимание сконцентрировано на воспоминании о его мученической смерти вследствие предательства одного узурпатора в "несправедливой войне" в 680 году. Основная идея - значение борьбы против тиранического режима и утверждение, что традиционные представления о победе и поражении несостоятельны, гораздо важнее сам принцип оказания сопротивления и воля, способность принести высшую жертву ради благородного и праведного дела. Это стилизуется в мученической смерти имама Хусейна на равнине Кербела в Ираке, в память которого ежегодно скорбящие верующие отмечают день Ашура, занимаясь самоистязанием. Эта концепция победы в поражении, а также представление, что господство осуществляется только через "посланников Аллаха" ("врата"), наложило свой отпечаток на мышление шиитов и, конечно, на шиитские воинствующие сети. Радиус действий управляемых из Ирана групп ограничен преимущественно теми регионами, в которых шиитский ислам имеет значение и в которых шииты преследуют особые цели, т.е. помимо Ирана это еще Ирак и Южный Ливан.

К важнейшим шиитским группам относятся, с одной стороны, организация "Хисболла" ("Партия бога"), основанная в 1982 году по инициативе Ирана и признанная в 1985 году в Ливане в качестве партии. Ее воинствующее крыло ведет борьбу в Южном Ливане против израильской армии, руководство "Хисболла" осуществляет шейх Хасан Насралла. К шиитским группам относится также "Hesb al Da'wa al Islamija" ("Партия исламского призыва"). Она была основана в 1969 году и является самым старым и влиятельнейшим оппозиционным движением в Ираке. Уже в течение многих лет она требовала свержения Саддама Хусейна и создания государства по иранскому образцу.

Особую роль в шиитских группах играют великие аятоллы в качестве их религиозных вождей. Их влияние на Ближнем и Среднем Востоке (Ливан, Ирак, Иран) транснационально, в соответствии с отношениями времен Османской империи, т.е. до того как были проведены нынешние границы.

"Культура мира"
Чтобы локализовать активность воинствующих исламистов и остановить спираль насилия, решающее значение будет иметь то, удастся ли завоевать доверие и сердца людей, задействованных в этих процессах. Террористы не должны более перемещаться в своих "санктуариях", как рыба в воде.

В этой связи необходимо самым серьезным образом отнестись к религиозному убеждению как значительному, в некоторых случаях решающему мотиву действий, поскольку ренессанс ислама, исламистского интегрализма не является - как снова и снова утверждают некоторые западные эксперты - просто феноменом, вызванным к жизни бедностью и отсутствием шансов.

Важно будет наряду с военными и полицейскими мерами утвердить "культуру мира"; и это - как следствие осознания того факта, что акты возмездия не лечат ненависть, как это подчеркивалось в дискуссии на Генеральной сессии Ассамблеи ООН после 11 сентября (6). Там отмечалось, что нельзя терпеть непризнание человеческого достоинства и прав человека, что необходимо смягчить маргинализацию бедных при помощи улучшения социальных и экономических условий. Это единственный имеющий долгосрочную перспективу действенный ответ на терроризм. Также необходимо устранить причины ненависти и насилия, которые затрудняют каждый шаг в направлении мира.

Поэтому центральной составной частью новой стратеги "культуры мира" в исламском кризисном поясе должны стать следующие соображения:

1. Вместо того, чтобы ограничиваться устранением инициаторов террора, надо определить концепцию сотрудничества с мусульманским миром, которая охватывала бы весь спектр проблем и пыталась бы найти консенсус. Прежде всего нужно найти пути для эффективного и немедленного сокращения воспринимаемого воинственными исламистами "дефицита справедливости" в межгосударственных отношениях, который создает питательную почву для региональных конфликтов. Ответ на этот вызов содержится в значительной своей части в старом руководящем принципе "Iustitia Fundamentum Regnorum". Основной акцент должен делаться на новые подходы к справедливости и миру в международной политике, а также на усилия по разрешению тлеющих региональных конфликтов. Здесь были бы целесообразны циклы конференций ЕС и исламских государств на межправительственном уровне.

2. Большинство мусульман принадлежат к умеренному, разумному исламу, который является также основой ценностей великой мусульманской цивилизации. Осознавая, что в случае с ваххабитскими/ салафитскими исламистами "Аль-Каиды" речь идет о малой группе, которая представляет собой впавшую в паранойю, в целом враждебную культуре форму исламского интегрализма, и которая стремится расширить его посредством использования в высшей степени активных мессианских устремлений и привлечения крупных финансовых средств, необходимо повсюду в исламском кризисном поясе искать сотрудничество с традиционным исламом. Девизом здесь могло бы стать "разоружить исламизм при помощи ислама". Для этого следует завоевать на свою сторону молчащее большинство.

3. Срочно необходимо достичь прогресса при восстановлении так называемых "государств, потерпевших фиаско", и именно в плане постепенного восстановления государственной монополии на насилие, которая является предпосылкой безопасности, стабильности и мира, и соответственно, установления монополии на насилие там, где ее до сих пор не существовало, например, в некоторых приграничных районах между Афганистаном и Пакистаном.

4. Следует посредством глобального плана по образцу плана Маршалла по возможности максимально быстро достичь решающего прогресса в том, что касается обеспечения приемлемых условий жизни в горячих точках исламского кризисного пояса. При этом следует осторожно реализовывать западные подходы к реформам, чтобы не подвергать опасности успехи в завоевании доверия традиционных обществ из-за неприязни к якобы "патерналистской манере поведения" Запада. Максимальное количество людей, попавших под влияние террористов и испытывающих симпатии к исламистскому интергализму, должны быть вовлечены в программу "культура мира". Если эти меры окажутся успешными, если будет снижет дефицит справедливости и если возникнет новое доверие, то можно успешно противостоять новым волнам террористических актов и покушений террористов-смертников. Существует лейтмотив для этой культуры мира, его сформулировала эксперт по странам Востока Аннемари Шиммель, недавно ушедшая из жизни: "Иудаизм, христианская религия и ислам признают одну и ту же концепцию эсхатологического мира, когда лев и ягненок мирно сосуществуют при справедливом властителе. Но мир не статичен... Мир - это путешествие, процесс, который никогда не кончается"(7).


Примечания
1. M.Pohly und K.Duran, Osama Bin Laden und der internationale Terrorismus, München 2001, S.56.[М.Поли и Х.Дуран. Усама бен Ладен и международный терроризм. Мюнхен 2001, с.56.]

2. A. Oz, Kinder des Terrors, Wie der paranoide Islamismus zu kurieren wäre, in: Frankfurter Allgemeine Zeitung, 23.8.2003. [А.Оз. Дети террора. Как можно было бы излечить параноидальный исламизм, в: Франкфуртер алльгемайне Цайтунг, 23.08.2003]

3. v. Erffa, Asiens anderes Gesicht, München 1988; [фон Эрффа, Другое лицо Азии, Мюнхен, 1988]

4. Джихад, борьба за дело Бога, может быть военной борьбой в смысле самообороны (малый джихад), но прежде всего это духовные усилия с целью жить в соответствии с волей Бога и в согласии с Кораном. K.Schreiner, Muslime in Asien. Politik und Islam am Beispiel Pakistans und Indonesiens [К.Шрайнер. Мусульмане в Азии. Политика и ислам на примере Пакистана и Индонезии], в IP, 3/2002, с.41-46; к определению джихада смотри также речь Первеза Мушаррафа от 12.1.2002, в IP, 2/2002, с.118-125.

5. Информация, почерпнутая автором из бесед с бывшим руководителем бюро Хекматияра (1991 г.)

6. Ходатайство архиепископа Ренато Мартино, Папского посла, Постоянного наблюдателя Святого престола в Организации Объединенных наций на 56 Пленуме Генеральной ассамблеи по пункту 28 повестки дня "Культура мира", 22.10.2001.

7. Аннемари Шиммель. Речь по поводу вручения Премии мира Германской книготорговли, 1985.

18 декабря 2003 г.

Об авторе:
Вольфганг фон Эрффа (Wolfgang von Erffa),
сотрудник Политического отдела Министерства иностранных дел
Федеративной Республики Германия, Берлин.

Оригинал материала ©Internationale Politik

Перевод размещен на сайте Посольства ФРГ в Москве


 




Тартария_4


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: