Кто представляет Бориса Березовского в Татарстане?

14 апреля конкурсная комиссия утвердила Марата Загидуллова в качестве кандидата на должность главы исполкома Казани, а 20 марта городская дума проголосует за нового сити-менеджера. Кто бы сомневался? Уже само участие в конкурсе 32-летнего советника московского Транскредитбанка было обставлено так, чтобы ни у кого не возникло сомнений, что Марат Фаритович - именно тот претендент, кандидатура которого согласована на самом высоком уровне.

Избранный главой муниципального образования Казань Ильсур Метшин, ранее занимавший должность сити-менеджера, еще 17 марта заявил, что видит своим преемником "продвинутого менеджера, который отвечает всем современным требованиям... Он должен быть подготовлен для работы не только в городском хозяйстве, но и для работы с инвестициями на мировом уровне... Человек, который сумел заработать для себя, сумеет заработать и для столицы". По всей видимости, уже к 17 марта кандидатура Загидуллова была согласована с Минтимером Шаймиевым. Но вызывает большое сомнение, что Загидуллов - самостоятельный выбор Метшина. Скорее всего, эта кандидатура была предложена ему... Рафаэлем Имамовичем Гималовым, 56-летним депутатом Государственной Думы России от Корякского Автономного округа, который, пролоббировав "избрание" Загидуллова сити-менеджером, фактически взял под свой полный контроль столицу Татарии - миллионную Казань.

Дело в том, что Марат Загидуллов - сын Розы Имамовны Загидулловой, родной сестры Рафаэля Имамовича. А еще в конце прошлого года вице-мэром Казани, контролирующим городские финансовые потоки, был назначен 25-летний Оскар Прокопьев - сын еще одной, младшей сестры Гималова Гузель Имамовны и Валерия Прокопьева, владельца сети магазинов ЕТК - делового партнера Гималова (в свое время Прокольев-старший возглавлял казанское СП "Азат", в котором Гималов занимал должность заместителя гендиректора).

С большой долей вероятности можно предположить, что решения о рекрутировании на ключевые должности в исполнительных органах городской власти племянников Гималова принимались в его доме, в казанском пригороде Залесный. Этот особняк, построенный еще в начале 90-х годов, в последнее время часто посещают не только Ильсур Метшин, но и другие персоны политического Олимпа Татарии. Сам же Ильсур Раисович часто бывал в Залесном и будучи мэром Нижнекамска. А возможно и раньше. Скорей всего с Гималовым его познакомил Альберт Камалеев, долгие годы занимавший должность главы администрации Советского района Казани, человек, которого Метшин называет своим учителем, потому что именно под руководством Камалеева в администрации Советского района Казани в свое время началась чиновничья биография Метшина. А Альберт Аскарович Камалеев - родной брат Раиды Аскаровны, супруги Гималова (правда, на сегодняшний день уже бывшей супруги).

Рафаэль Гималов - человек, несомненно, честолюбивый. Достаточно сказать, что в 1999 году, когда он впервые баллотировался в российскую Госдуму по Корякскому автономному округу, участники избирательного процесса были убеждены, что Гималов - бывший министр финансов Татарии, в недалеком прошлом - один из руководителей Промстройбанка. Именно такая "биография" претендента на депутатский мандат гуляла в округе, насчитывающем около двадцати тысяч избирателей. Именно эту "официальную" информацию озвучивали журналисты. К примеру, на радио "Свобода" в программе, вышедшей в эфир 1 ноября 1999 года.

За мандатом в далекую Корякию Гималов отправился неспроста. Сегодня уже мало кто помнит, что еще в 1996 году Рафаэль Имамович замахивался (естественно, оставаясь в тени) "рулить" не то что Казанью, а всей Татарией, предприняв попытку посадить в кресло президента республики Рамиля Габдрахманова - директора Казанского уксусного завода, контролируемого в то время Гималовым. Заручившись поддержкой КПРФ (формально именно коммунисты выдвинули Габдрахманова кандидатом в президенты республики), договорившись с промосковски ориентированными демократами о едином "оппозиционном кандидате", сконцентрировав довольно таки мощные финансовые ресурсы (в 1996 году Гималов контролировал не только Казанский уксусный, но и Усадский спиртзавод, и пивоваренную компанию "Красный Восток", и еще целый ряд предприятий республики),

Гималов заставил серьезно забеспокоиться окружение Шаймиева. Были предприняты серьезные контрмеры. Габдрахманов оказался "на нарах" по подозрению в причастности к убийству директора Усадского спиртзавода Валерия Баранова и, в конце концов добровольно отказался от президентских амбиций. Приблизительно в то же время был убит и директор "Красного Востока" Айбат Айбатов. Рафаэль Гималов, по всей видимости, посчитал, что убийства директоров предприятий, контролируемых им, - дело не случайное и от греха подальше скоропостижно покинул Татарию, перебравшись в тихую и спокойную Швейцарию.

На берегу Женевского озера Рафаэль Имамович не предался праздному безделью и прожиганию жизни. Создал предприятие "Годвил инвест лимитед" и обзавелся полезными связями. В те годы землю швейцарскую частенько посещали не самые бедные люди из России. Достаточно сказать, что именно на середину 90-х годов прошлого века приходится расцвет швейцарских страниц деятельности таких знаковых фигур российского истеблишмента того времени, как Борис Березовский. Поговаривают, что не последнюю роль в сближении Гималова с российскими олигархами сыграла его дочка, которая и сегодня живет в Женеве.

Говорят, что девочка училась в Chateau du Rosey. Это одна из самых дорогих школ мира, годовой цикл обучения в которой стоит 56 тысяч долларов США. В этой же школе учился и сын... Владимира Гусинского Илья. Дочка Гималова и сын Гусинского вроде бы настолько сдружились, что чуть не пошли под венец. Но что-то там не заладилось, свадьба не состоялась, но это не помешало сойтись отцам. Вполне возможно, что именно Гусинский познакомил Гималова с Борисом Березовским. Предыдущая супруга Бориса Березовского Елена Горбунова и его дети Глеб и Арина и сегодня живут в Швейцарии, где у Бориса Березовского собственный дом на берегу Женевского озера. Очевидцы утверждают, что соседний дом, там же на берегу Женевского озера принадлежит Рафаэлю Гималову.

Так это было на самом деле или не так, сегодня знают не многие, но доподлинно известно, что именно во времена, когда Борис Березовский был на пике своей всесильности и влиятельности, состоялось и возвращение Гикалова в российское бизнес-пространство. Ну а позже, когда Березовский оказался в опале, некоторые соратники Березовского (в частности сотрудники Совбеза России) нашли приют в структурах, контролируемых Рафаэлем Гималовым и сконцентрированных вокруг финансового дома "Русь". Кстати, именно в "Руси" началась трудовая биография казанского градоначальника Марата Загидуллова. В 1996 году Гималов назначил своего 22-летнего племянника, только-только прошедшего курс обучения на факультете международной экономики и финансов в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, генеральным директором финансового дома. Несмотря на то, что формально в "Руси" директорствовал Загидуллов, фактически же заправлял всем Гималов. Из Швейцарии.

Так продолжалось до 1999 года. В сентябре же 1999-го над безоблачным швейцарским политнебосклоном грянул гром. В роли громовержца выступила прокурор женевского кантона Карла дель Понте. Та самая, которая получила всемирную известность, заняв пост председателя Гаагского трибунала, созданного для суда над Слободаном Милошевичем. Но это произошло позже, а в 1999-ом именно Карла дель Понте арестовала счета фирмы "Андава", замешанной в махинациях, связанных с Аэрофлотом. Это был знак не только для хозяина "Андавы" Бориса Березовского. Российские нувориши поняли, что Швейцария - не такое уж спокойное и безопасное государство. Выход был найден. Именно тогда в 1999-ом в Госдуму России двинулась большая группа кандидатов-бизнесменов. Немалое их число приняли решение заполучить депутатский мандат и сопутствующий ему иммунитет именно в Швейцарии. Напомню, что Борис Березовский стал в тот год депутатом Госдумы от Карачаево-Черкессии, а в Корякии депутатом стал Рафаэль Гималов.

Гималов вошел в думский комитет по кредитным организациям и финансовым рынкам. Осмотрелся, освоился и, видимо, решил, что Загидуллов засиделся в кресле гендиректора "Руси". По-видимому, не без его участия Загидуллов пошел во власть, заняв должность начальника управления Мингосимущества России. В этой должности Марат проработал четыре года, набрался опыта, обзавелся связями, не забывая дядю и покровителя. По утверждению Юрия Андреевича Булаева, долгие годы возглавлявшего "Мотовилихинские заводы" (Пермь), именно Загидуллов и Гималов в начале 2002 года (когда оба не имели права заниматься бизнесом - один как депутат, второй как госслужащий) - стали собственниками вполне успешного оборонного завода.

Возможно это случайное совпадение, но именно после того, как откровения Булаева стали достоянием прессы, а произошло это только в 2004 году, Загидуллов покинул госслужбу и возглавил совет директоров "Эконацбанка", контролируемого все тем же Гималовым. (Кстати, сегодня в банковских кругах Казани поговаривают, что именно этот банк в ближайшее время может стать уполномоченным банком горисполкома столицы Татарии).

Проработав чуть больше года в банке, Марат Загидуллов все же пришел на "Мотовилихинские заводы" - первым заместителем генерального директора. Произошло это в начале ноября 2005 года перед самым подписанием российско-индийского договора о поставках индийским сухопутным войскам систем залпового огня "Смерч". Сумма контракта, реализация которого рассчитана на 3 года, составляет 150 миллионов долларов. Эта информация была озвучена пресс-службой губернатора Пермского края 9 марта 2006 года после встречи губернатора края Олега Чиркунова с Маратом Загидулловым. В этот же день в СМИ просочилась и другая информация - о том, что "Мотовилихинские заводы" оказались не готовы к столь крупному заказу и в первую очередь из-за нехватки квалифицированного персонала и проблем с поставками металла для проекта.

Меньше чем через месяц после встречи с губернатором Пермского края Загидуллов подает документы на замещение должности главы исполкома Казани. Но в сообщениях для прессы нет ни слова о том, что он - зам. гендиректора "Мотовилихинских заводов". Что это? Бегство? Или подарок спецслужбам США? Дело в том, что 1-2 марта 2006 года состоялся визит президента США Джорджа Буша в Индию. В Дели Буш и премьер-министр Индии Манмохан Сингх подписали американо-индийское соглашение, по которому Вашингтон признал ядерный статус Дели. Но это официальные итоги встречи лидеров США и Индии. А были еще и закулисные договоренности. По данным французского эксперта Арно Калики, издающего бюллетень стратегической информации TTU (Париж), у ядерного соглашения есть второе дно - секретное неядерное приложение. По мнению Калики, стороны договорились о том, что американские фирмы будут участвовать в крупнейшем тендере на закупку Индией партии из 126 истребителей.

Конечно, встреча Загидуллова с губернатором Пермского края и последовавшая за встречей утечка информации, что выполнение индийского заказа о системах залпового огня "Смерч" под угрозой срыва, вполне могла быть случайной. Только больно уж своевременна эта случайность. Случайность, очень выгодная ВПК США. Случайность, подталкивающая к поиску кукловода. Впрочем, искать его не надо. Если он и маскируется, то уж больно нарочито небрежно.

Как я уже говорил, еще в июне 2004 года нарушил обет молчания Юрий Андреевич Булаев. Заговорил человек, долгие годы возглавлявший "Мотовилихинские заводы". Заговорил через полтора года, после того как холдинговое предприятие фактически захватил Гималов. Заговорил, видя к чему привели новые хозяева одно из старейших предприятий ВПК России, которое по утверждению Булаева с 1992 по 2002 годы ежегодно на 10% наращивало объемы производства. Юрий Булаев сокрушался: "По заводу, на который первые лица официальной власти могли попасть только по очень серьезному разрешению, долгое время свободно гулял некто господин Медовым, гражданин США, который несколько лет работал, а возможно, что и продолжает работать в ЦРУ".

В тех же своих откровениях Юрий Булаев назвал имя кукловода новых хозяев "Мотовилихинских заводов" - Борис Абрамович Березовский, а новых хозяев завода Булаев окрестил "подберезовиками".

Россия - страна свободная. Дружи, с кем хочешь. Хоть с Борисом Березовским, хоть с Моникой Левински. Но ведь Булаев фактически обвинил Гималова и его команду не только в тесных контактах с Березовским, но по большому счету и в действиях, направленных на подрыв безопасности России. В подобных случаях приличные люди обращаются в редакции СМИ с требованием опровержений. Это как минимум. Как максимум - пишут заявление в прокуратуру. Ни Гималов, никто другой с "Мотовилихинских заводов" не стали требовать от Юрия Булаева сатисфакции. Согласились, что утверждения экс-директора завода - не плод воображения?

Если это так, то утечка информации о том, что российско-индийский контракт на поставку систем залпового огня "Смерч" под угрозой срыва и последовавшее вслед за этим выдвижение Загидуллова на должность сити-мендежера Казани (честно говоря, выглядящее дезертирством с "Мотовилихинских заводов") хорошо вписываются в логику Бориса Березовского, который еще в сентябре 1997 года в ходе визита в Бонн назвал НАТО "одним из важнейших институтов демократии, не представляющим военной угрозы для России". Никто и не спорит, что ни НАТО в целом, ни США уже давно не числятся в списке вероятных противников России. Во многих вопросах - они наши союзники. Но только не на рынке вооружений. Особенно США. На том же индийском рынке оружия.

Ирек МУРТАЗИН,
эксперт Международного института
гуманитарно-политических исследований

©REGIONS.RU

 


 




Тартария_4


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: