Адмирал Лихачёв - забытая гордость нашего края

Его именем названы мыс в заливе Петра Великого и пролив в Охотском море. Он защищал Севастополь и реформировал русский флот. За сорок лет до Цусимской катастрофы он настаивал на занятии Россией острова Цусима. Он подарил Казани богатейшую коллекцию древностей своего брата - она стала основой Казанского городского музея. Несмотря на всё это, имя Ивана Фёдоровича Лихачёва давно и прочно забыто его неблагодарными земляками. Этот род относился скорее к числу почтенных, нежели знатных. Среди дворян Лихачёвых мы не найдём титулованных персон - ни князей, ни графов, ни даже баронов. Как и множество других дворянских родов, Лихачёвы относили себя к выезжим дворянам, то есть к тем, кто выехал из других земель в пределы, подвластные русским государям. По преданию (документов, как обычно, на этот счёт нет), Лихачёвы происходили от литовского шляхтича Олега (Алексея) Богуславича Лиховца (он же Лиховский), якобы выехавшего из Литвы к Великому Иван Федорович Лихачев
князю Московскому Василию Тёмному в 1426 году. Вскоре Олег Лиховец получил прозвище "Лихач" - от него-то и пошли уже Лихачёвы.

Ровно четыреста лет спустя после выезда родоначальника Лихачёвых из Литвы на Русь в семье отставного кавалергарда Фёдора Лихачёва в его имении Никольское-Полянки в Лаишевском уезде Казанской губернии родился сын Иван. Мать новорожденного была из ничуть не менее почтенного рода Панаевых - она была родной сестрой известного литератора Владимира Ивановича Панаева и дочерью сосланного в 1782 году гвардейского офицера и основателя масонской ложи "Золотой ключ" Ивана Ивановича Панаева. Такая наследственность просто не могла не сказаться на ребёнке. Ваня сначала получает начальное домашнее образование, а в 1839 году 13-летнего Ивана Лихачёва определяют кадетом в Морской корпус.

И сейчас самое время сделать небольшое отступление и познакомить читателя с тем, что представлял собой в то время Морской корпус - ныне это известное всем Высшее военно-морское командное училище имени М.В. Фрунзе. Кстати, читатель, наверное, и сам обращал внимание на странности наименований наших вузов, и не только военных. Михаил Васильевич Фрунзе, конечно, талантливый военачальник, но всё же не моряк. У маршала Тимошенко, разумеется, имелся противогаз, но этим, пожалуй, и ограничивались его контакты с военной химией. Однако это не помешало назвать его именем Военную академию химической защиты. Но вернёмся к Морскому корпусу.

Ко времени поступления сюда Ивана Лихачёва корпус имел уже 87-летнюю историю. В 1826 году Николай I провёл в корпусе преобразования: в организационном отношении корпус был приравнен к флотскому экипажу батальонного состава, имевшему гардемаринскую, три кадетских и вновь учреждённую резервную, или малолетнюю, роту для впервые принимаемых воспитанников 10-12 лет. Штат каждой роты составлял 101 человек. Назначение на должность директора выдающегося мореплавателя, исследователя и флотоводца Ивана Фёдоровича Крузенштерна благотворно сказалось на всех сторонах жизни корпуса: в нём преподавали лучшие специалисты, быстро росло число книг в библиотеке. В столовом зале была установлена модель героического брига "Наварин" в половину натуральной величины - это позволяло проводить морскую подготовку кадетов даже зимой. Для практического обучения был создан отряд из нескольких учебных фрегатов. В 1827 году при корпусе был организован офицерский класс.

Годы учения пролетели быстро, и осенью 1843 года Иван Лихачёв, которому шёл восемнадцатый год, производится в первый офицерский чин - мичмана. Однако на флот он попадёт годом позже: как лучшего выпускника его оставляют в офицерском классе, где он совершенствуется во флотских науках. И вся дальнейшая служба Ивана Лихачёва - лучшее свидетельство тому, что наука пошла ему впрок. На следующий год мичмана Лихачёва направляют на Черноморский флот. Здесь за пять лет службы под влиянием так называемой лазаревской школы сформировалось мореплавательное и боевое мастерство Ивана Фёдоровича Лихачёва, и в 1848 году он становится лейтенантом.

Сделаем ещё одно отступление. На этот раз - несколько строк о лазаревской школе. Все, конечно, знают, что Михаил Петрович Лазарев открыл Антарктиду. Знают и о его участии в Наваринском сражении и блокаде Дарданелл. Но не меньшей заслугой адмирала явилась грандиозная работа по укреплению и развитию Черноморского флота и воспитанию флотских кадров. В 1833 году вице-адмирал Лазарев назначается главным командиром Черноморского флота. За долгие восемнадцать лет его командования военно-морские силы юга России стали мощным фактором влияния на обстановку во всём Черноморско-Средиземноморском регионе. Михаил Петрович превратил рутинную боевую подготовку флота в увлекательный творческий процесс. Улучшилась выучка экипажей, совместные плавания отрядов и эскадр дали бесценный, никаким другим способом не приобретаемый опыт управления. Выучениками школы Лазарева были адмиралы В.И. Истомин, В.А. Корнилов, П.С. Нахимов, А.А. Попов, Г.И. Бутаков - здесь что ни фамилия, то морская легенда.

В 1850 году лейтенанта Лихачёва отзывают в Петербург, а осенью того же года на корвете "Оливуца" он отправляется в плавание из Кронштадта на Дальний Восток. В сентябре следующего, 1851-го, года гибнет командир корвета капитан-лейтенант И.Н. Сущев. Молодой офицер принимает на себя командование "Оливуцей" . Именно под командованием Ивана Лихачёва корвет совершает переход из Петропавловска в центр Русской Америки - Новоархангельск. Лихачёву пришлось сделать ещё несколько таких рейсов, прежде чем в начале 1953 года его вызвали в столицу, где присвоили чин капитан-лейтенанта и назначили товарищем (так в ту пору называли заместителя) редактора журнала "Морской сборник".
В следующем, 1854-м, году началась Крымская война, а с ней и боевая карьера моряка. Ивана Лихачёва откомандировали на Чёрное море, где он стал флаг-офицером при руководителе обороны Севастополя вице-адмирале В.А. Корнилове. На пароходофрегате "Бессарабия" Лихачёв участвовал в сражении с отрядом англо-французских кораблей. В конце года Ивана Фёдоровича производят в капитаны 2-го ранга. В 1855 году он успешно организовал эвакуацию людей и вооружения с позиций, участвовал в строительстве наплавного моста через бухту, по которому 27 августа 1855 года были выведены войска. За день до этого Иван Фёдорович получил сильную контузию, но командный пункт покинул лишь с уходом последнего отряда. Наградой за примерность и отличие были ему два ордена: Св. Анны 2-й степени с мечами и Св. Станислава с императорской короной и мечами. В августе 1856-го Иван Лихачёв становится капитаном 1-го ранга.

После войны Иван Фёдорович продолжил службу на Чёрном море - его назначили начальником штаба при заведующем морской частью в городе Николаеве. Однако уже 10 марта 1858 года состоялся приказ по морскому ведомству о назначении Ивана Фёдоровича Лихачёва адъю-тантом к Великому князю генерал-адмиралу Константину Никола-евичу - автору решительных преобразований на военном флоте России. Полностью поддерживая идеи и планы своего августейшего начальника, Иван Фёдорович с присущими ему энергией и добросовестностью активно включился в претворение в жизнь реформ: на пароходофрегате "Рюрик" он провёл детальный осмотр отечественных портовых сооружений на Балтике; на фрегате "Громобой" побывал в Средиземноморье, где посе-тил многие порты и ознакомился с их работой; на фрегате "Светлана" плавал в Китайском и Японском морях, изучая новый морской театр.

Именно благодаря настойчивости и усилиям Ивана Фёдоровича Лихачёва, доказывавшего, что на Дальнем Востоке необходимо постоянное присут-ствие значительной нашей морской силы в противовес английской и фран-цузской, в ноябре 1860 года был заключён выгодный договор с Китаем. Этот документ закрепил права России на Амур и Уссурийский край.

В своих докладах генерал-адмиралу Иван Фёдорович не уставал подчёркивать необходимость практических плаваний. "Для настоящих военных назначений могут служить только большие суда, - писал он. - Всё равно, будут ли они корветы или фрегаты, пусть носят артиллерию, какую в состоянии будут поднять... Только не держите эти суда в наших замкнутых морях, где они как рыба, вытащенная на берег".
Несомненно обладая даром стратегического предвидения, он настойчиво хлопотал о создании на Цусиме российской наблюдательной станции. Закрепление острова таким образом за Россией Иван Лихачёв считал крайне необходимым, "ибо здесь идёт прямой путь и к Китаю, где мы не раз будем призваны играть какую-нибудь роль, и к важнейшим пунктам Японской империи, главные города и главные силы которой сгруппированы в южной части её владений". Однако на его глубоко обоснованное мнение, высказанное ещё в начале 1860-х годов, никто не обратил должного внимания. Впоследствии трагические события русско-японской войны доказали справедливость предвидения Ивана Фёдоровича.

При всём этом государственная деятельность Ивана Лихачёва была высоко оценена. В апреле 1861 года его производят в контр-адмиралы, он становится полным кавалером орденов Св. Анны, Св. Станислава, Святого Александра Невского, Белого Орла. Кроме этого, были у него и иностранные награды: турецкий орден Меджидие, шведский Св. Олафа и датский орден Данеброга. В 1866 году его назначают членом Артиллерийского морского технического комитета, а через восемь лет после этого Ивана Фёдоровича производят в вице-адмиралы.

Вступивший в 1881 году на престол Александр III не одобрял реформ Великого князя Константина Николаевича, и генерал-адмирал отошёл от государственной деятельности. Вместе с ним в 1883 году в отставку вышел и вице-адмирал Иван Лихачёв. Но связи с флотом он не порывал: его интересные, содержащие новаторские идеи статьи появляются то в "Морском сборнике", то в "Русском судоходстве", он много пишет о проблемах флота, и опять его мысли носят провидческий характер. Так, он настаивает на необходимости создания специального органа оперативно-стратегического руководства морскими силами государства - Морского генерального штаба.
Штаб этот в конце концов был создан, но высочайший рескрипт на имя морского министра, в котором царь предписывал создать Морской генеральный штаб, поступил лишь в апреле 1906 года, за полтора года до кончины Ивана Фёдоровича.

Широко образованный, Иван Фёдорович знал английский, немецкий, французский, греческий, латинский, чешский и польский языки, увлекался археологией и историей церковно-славянского и русского языков. Высокая общая культура и компетентность в вопросах археологии позволяли ему в полной мере оценить значение собранных его младшим братом Андреем коллекций. После смерти Андрея Фёдоровича Иван Фёдорович выкупает у его вдовы Раисы Ивановны коллекции и приносит их в дар Казани.
С полным основанием Ивана Фёдоровича можно причислить к основателям Национального музея РТ. Если бы не он, богатейшая коллекция брата могла бы и не остаться в нашем городе. Умер Иван Фёдорович Лихачёв в Париже 15 ноября 1907 года. Его завещание было выполнено - он был похоронен в мужском монастыре в Свияжске. Имя адмирала, забытого на своей казанской родине, носят мыс в западной части залива Петра Великого и пролив в северной части Охотского моря.
Так выглядела могила И.Ф. Лихачева

Генрих КЛЕПАЦКИЙ

 




Дожить до светлого будущего








Профсоюз Добрых Сказочников





Книги Валерия Мирошникова История успеха руководителя, который все доверенные ему предприятия вывел из отсталых в передовые.
Сайт книги


Дожить до светлого будущего


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: