Светлана Данилова. По Алтаю

( Дневниковые заметки)

Курган – Новосибирск – Бийск – Горно-Алтайск – Верхний Уймон – Тюнгур – Ак-кем.

 

«Быть на Алтае только туристом –  
слишком роскошно для туриста
и слишком мало для Алтая».

В.В.Сапожников.
 

22. 06. 06. В поезде. Читаю «По Южному Алтаю» - об экспедиции 25-го года. Время лучшее для поездки – конец июня – июль. Так и сложилось, хотя не знали об этом.

Катунь. Корень к-т несёт смысл сокрытого: закуток – скрытое от глаз место, кутья – поминальная пища, киот – ящик с заветами, кит – животное, скрытое под водой.

Катунь катится, всё время в движении, поэтому сокрытое.

 

23.06. 06.  Проснулась в полпятого. Спать больше не хочется. На небе огромная свинцовая туча, в ней выемка, в которой, как на картине освещенный солнцем горный пейзаж. Глаз не оторвать. Постепенно всё  скрылось. На этом месте пелена из дождевых струй. И вот опять их осветило солнце, уже целиком вышедшее из-за тучи. Видно его, как за прозрачным занавесом.

Через 2 часа Новосибирск, встреча с сестрой.

Вечер. Мы с Наташей уже в поезде на Бийск. День прошёл насыщенно. Были в художественном музее, в Сибирском  центре Рерихов, в часовне  Николая Чудотворца. Купили книги и карту алтайской экспедиции Рерихов. Но вместе с конкретикой географической полная неясность, как будем двигаться дальше, найдём ли, к кому присоединиться. В Горно-Алтайск, по-видимому, приедем в выходной, а в это время турбюро, наверняка, не работает.

 

24. 06. 06. Утро. Подъезжаем к Бийску. Вечер был душным, жарким. Ночью стало немного легче. Просыпалась ночью перед Барнаулом. Была маленькая станция Усть-Тельменская.

Алтай. Ал – огонь. Тау – горы. Алтай в центре Азии, как сердце, огненный камень.

Из-под облачной завесы показался огненный шар. Красиво!

Вдоль дороги на фоне разнообразных злаковых пятнами ковыль и таволга.

В Бийске сели на такси до Горно-Алтайска. Сначала купили билет на автобус, но таксисты убедили сдать. Действительно, разница в цене небольшая, а ехать намного быстрее и комфортнее.  Задремала и прокараулила границу Горного Алтая. А Наташа видела  указатель и еще один интересный – «Долина свободы».

Красивая дорога вдоль гор, небольших пока, лесистых.

Доехали за час с небольшим. От Горно-Алтайска идут маршрутки до Усть-Коксы. Решили сначала туда: большой центр. Снимем номер в гостинице, а утром будем добираться до Верхнего Уймона. Везде, говорят, много туристов. В Бийске нас пугали алтайцами, напутствовали: «Не потеряйтесь». Разговорились с бывшим туристом, альпинистом, человеком уже в возрасте. Давно приехал жить на Алтай, обосновался недалеко от Бийска. Поудивлялся, что мы без снаряжения. Объснили, что рассчитываем больше на транспорте передвигаться. Хотя к Белухе, конечно, на машине не доедешь.

 

Вечер. Мы уже в Верхнем Уймоне! Как всё это быстро произошло. Поехали в Усть-Коксу, а водитель, оказывается, ещё дальше едет, в  Тюнгур и пообещал нас завести в В. Уймон (6 км в сторону от дороги).

Дорога была наполненной впечатлениями. Шесть часов пути, за которые мы пересекли Горный Алтай с севера на юг, не показались ни долгими, ни утомительными. Коротко писала в записную книжку.

Река Майма.

Катунь. Необычный  матово-бирюзовый цвет. Кемпинг «Любава». Лошади, ослы, верблюд в красной попоне.

Манжерок. «Где ты бродишь, Манжерок»? (Позже узнала, что эта популярная песня была посвящена фестивалю монголо-советской молодёжи 1966го года,  открытие которого проводилось на Манжерокском озере).

Насыщенный запах хвои в окно. Очень много бабочек. Порхают, будто пух летит. Цветы, усеянные бабочками, шевелятся, как живые. В окно струя свежего ветра. Наташа закуталась в безрукавку с колпачком, подвязалась платком и напоминает мне автопортрет Ван Гога.       

         «Шале» - домик для туристов.

Мост через Катунь. Дорога начинает подниматься, и горы круче. Дух захватывает, будто уже летишь.

«Солнечный берег». Привлекательные деревянные  постройки.

 Р. Муны. Заросли папоротника.

Нас. пункт Барангол. На горизонте над горами появилась густая облачность. Переехали Катунь. Сильный цветочно-травяной запах.

Н. п. Камлак. Ульи. Барашки.

Желтые лилии! Насыщенно-желтый цвет. Выделяется на фоне  цветочного многообразия.

Н. п. Черга. Р. Черга.  Идем на перевал. В горах гроза, сверкают молнии.

Дождь.
Р. Улус-Черга. Ливень.
Р. Черная. Дождь кончился.

Горный перевал Кукуя. Марьин корень.

Р. Песчаная.

Р. Курзун. И опять река Песчаная!

Да, горы синие вдалеке.
Барагаш. Заправка.
Р. Песчаная!!

На горизонте появились горы в снегу. Пошла мелкая растительность, мхи на горках. Овечьи пастбища. Кошары.

Усть-Кан. Здесь ещё есть связь по сотовому. Звоним домой. Дальше неделю связи не будет.

Красивейшие места. Горы и долины. На дороге сошлись четыре лошадки: две в одну сторону направлены, две – в другую. Машут мордами и хвостами – общаются.

Аил – летний домик круглой формы. Алтайцы ставят его рядом с обычным домом.

Камчатский чай. Целые заросли камчатского чая.

Начинается Усть-Кокский район. Много марьиного корня. Все склоны в цветах. То доминирует розовый, то оранжевый (жарки – азиатская купальница) в разноцветье синего, желтого, сиреневого.

Какие поэтичные имена у алтайцев! С нами едет девушка по имени Толунай – полная луна. Образ луны встречается во многих именах и названиях. Алтынай – золотая луна, Солунай – таинственная луна, Айсулу – отражение месяца в воде.

Р. Талда. «Суу» по  алтайски – вода. «Кюль» (с придыхом) – солнце.

Абай. На елях, как гирлянды по краям белые бабочки. ( Оказалось, что это лиана, восточный ломонос).

Р. Большая Громотуха. Очень высокое место, близко к обрыву, глубоко внизу река. Страшновато. Сейчас думаю, как же к Белухе поеду. Выяснили, что можно на конях до неё дойти. Но виды крутых подъёмов ужасают, да ещё, если сам наверху на коне.

 

В Уймоне водитель довез до самого музея (противоположный от въезда конец села). Но всё уже закрыто. Пока расспрашивали соседку, куда нам лучше пойти, появился сторож. Неприветливо нам ответил, что музей работает с восьми часов, а где ночевать не знает, пусть этим занимается администрация. Видимо замучили его этими проблемами, большой поток народа сюда. Пошли к Раисе Павловне, про которую нам рассказывали в дороге. Она организатор музея старообрядчества.

Улицы Уймона широкие, ощущение простора, долины. Навстречу машина легковая. Остановилась, поравнявшись с нами. Оказалось, здесь дом владельца машины. Разговорились. Хозяин предложил остановиться у них. Живут вдвоём с женой. Двое сыновей служат в Дагестане, дочка учится в мединституте. Одним скучно. И вот мы уже в гостях у Володи и Ирины. Ужин и баня. Вот такой неожиданный комфорт.

 

25. 06.06. С утра в музей Рерихов. Там дежурят по очереди сотрудники Сибро. Нас встретила Юля, рассказала о жизни Рерихов в Уймоне. Интересный момент. Фотография Юрия с белой собачкой на фоне горы Притор. Собачка появилась в деревне, когда туда приехали Рерихи, не покидала их всё это время и исчезла, когда они уехали. Не она ли и нам помогает? (В доме Володи и Ирины, на кухне, большой календарь с белой собачкой).  Может это и дерзко звучит. Но уж очень хорошие люди нам в пути встречаются: алтайцы в маршрутке, сам таксист, который специально сделал крюк для нас, довёз до самого музея, сказал: «Пусть не думают плохо о таксистах»; Раиса Павловна – местная учительница истории и её муж; хозяева дома, где живём – Коньшины (кстати, Ирина по матери Бочкарева, из рода того самого Бочкарёва, который по легенде первым пришел сюда искать Беловодье); сотрудник музея им. Рерихов Сергей Федорович Королёв, преданный своему делу человек.
 

 

За день мы посетили все три музея. Рядом с музеем, построенным Сибро, находится государственный музей – заповедник им. Рерихов. Построен в 1979 – 1980 гг. по решению Исполкома Алтайского краевого Совета народных депутатов. Самый первый музей Рерихов в России. Имеет часть археологической коллекции Эрмитажа, собранную Николаем Константиновичем (скребки, свёрла, резчики эпохи неолита). Есть подлинный эскиз к дипломной работе Рериха «Гонец. По реке».1897г. Репродукции картин Н. К., материалы о разных периодах жизни и деятельности.

Музей представляет собой избу-связь, состоящую из двух комнат. Вторая посвящена староверам и дает представление о том, как жили люди 300 лет назад.

 О староверах богатый материал собран Раисой Павловной Кучугановой. Купили её книгу «Уймонские староверы». Должна скоро выйти и вторая на ту же тему. Раиса Павловна – неутомимый рассказчик. Застали её только вечером, вернулась из Усть-Коксы, участвовала в организации празднования 250-летия присоединения Алтая к России.

Несмотря на проведенный в заботах день и ещё предстоящие хлопоты по хозяйству, повела нас в другой конец села показывать музей старообрядчества. Всю дорогу туда, в музее и обратно, не переставая, рассказывала о жизни и верованиях кержаков. Их пословицы, поговорки, молитвы так и льются из рассказчицы. Не всё успеваем записывать, но рады, что есть книжка.
 

   

 

Здесь почитают более всего Николая Чудотворца – «скорый заступник, быстрый помощник». Вспомнилось, что в Новосибирске почувствовали, что надо обязательно сходить в часовню Св. Николая.

А сейчас, перед дорогой к Белухе, захотелось прийти на Уймонское кладбище. Находится оно со стороны Катунского хребта, именно в этом направлении путь к Белухе.

Символично: предки, как стражи порога. И подошли-то мы к кладбищу необычно, совершив как бы ритуальный обход вокруг него (не сразу увидели вход).

           Вечером сытный ужин и опять баня!

 

26. 06.06. С утра погода испортилась, начал накрапывать дождик, затянуло небо. В 8-30 - на автобус. Хотели ехать до трассы, но нам посоветовали доехать до Усть-Коксы, там легче транспорт найти.

На соседнем сиденье 80-летняя бабушка. Заговорила с нами, и, вдруг, о жизни и смерти: о том, как надо праведно жить и что со смертью всё не кончается. Переглянулись с Наташей: такая встреча в этом особенном месте показательна.

             В Усть-Коксе такси оказалось очень дорогим. Решили ждать автобус до обеда. Но спустя час к нам подошел водитель и предложил за значительно меньшую сумму довезти до Тюнгура. 60км пути опять пролетели очень быстро.

Розовые поля эспарцета. Мы в широкой Катандинской долине, по обеим сторонам которой Теректинский и Катунский хребты. Завтра наш путь – к Катунскому хребту, к его жемчужине – Белухе. В груди волнение. Пишу в записную книжку: «Я трусливый житель долин».

              Р. Катанда.

Катунский заповедник. Пасутся лошади и жеребята.

Тюнгур. Проезжаем его. Сразу за мостом, налево и направо, базы. Выбрали направо (наше дело правое): база с одноимённым названием Тюнгур.

«Тюнгур» с алтайского – «бубен», значит связь с Высшим. Приходит на ум слово «тюнер» от англ. tune – настраивать, т. е. приводить в соответствии, устанавливать связь. «Тянуть» - тоже связь между чем-то и чем-то.

На базе разные варианты домиков: летний, без отопления, коттедж с печкой и аил, тоже не отапливаемый. Остановились в коттедже, недалеко от Катуни. Поели и сразу к реке. Полюбовались камушками, набрали домой. Все они так красивы, самых разных цветов. Но преобладает зелёно-голубой, такой и цвет Катуни, благородный, с молочным отливом.

              Скоро придёт проводник с конями, и мы попробуем на них прокатиться до деревни, купим  продукты в дорогу.

              Подсчитали, что путь на Ак-кем займет туда и обратно неделю. День пути, ночевка в летнем домике у реки, еще день до Кучерлинского озера, ночевка на базе «Кучерла»,  третий день – через перевал  к Аккемскому озеру. Обратно два дня другой дорогой – по хребтам, через высокогорную метеостанцию. Страшно очень. Но также сильно хочется дойти. Будь, что будет. В музее рассмотрела акварели Абрамова. Особенно одна запомнилась: люди идут вдоль отвесной почти скалы над пропастью. А над ними с огромными крылами ангел. В крылья ему летят огненные стрелы. Сразу приходит на ум молитва: «…Перьями Своими осенит тебя, и под крыльями Его будешь безопасен. Щит и ограждение – истина Его…». Вот с этим и надо идти.

             На турбазе сегодня никого. Завтра приедут местные отдыхать, а вчера ушла группа на Белуху. Наш проводник – алтаец по имени Игорь (в советские времена не поощрялись алтайские).

              Ездили на конях! У меня белый конь Серко, у Наташи гнедой Корноух. Кони спокойные. На Серко ездит сын Игоря Каро (в переводе с алтайского «милый»), мальчуган лет десяти. Был уже трижды на перевале, который нам предстоит пройти.

              Хорошо на коне! Не страшно. Ездили через мост над Катунью в деревню. Купили алтайского меда с разнотравья. Вкусно!

               Ехать на коне – иметь возможность смотреть по сторонам. Далеко видно, и такая красота кругом! Бесконечно можно любоваться водами Катуни, зелёными и голубыми горами. Поняла, что Синегорье – это обобщенное понятие для всех высоких гор, они именно синие.

               Синий – цвет знания, греч. syn – «вместе», слова с этой частицей означают слияние, обобщение, синтез. Синегорье – хранитель знания, этим  оно и притягательно для человека.

               Много туристов на пути – на катамаранах, на конях, пешие.

Вечер. Пошел дождь. А потом на небе возникла двойная огромная  яркая радуга. Да, таких радуг я ещё не видела.

Перед этим к нам пришел путник, и  мы его тайно приютили. Едет автостопом от Москвы до Владивостока. И непременно надо было на Алтай заехать, так почувствовал. Да, силён магнетизм Алтая. С собой у паренька (кстати, тоже Игорь) «Новый завет».

 

 27. 06.06.  Вышли в путь часов в 12. Был один высокий переход над кручей. Но к этому моменту было уже так привычно на коне, что от высоты возникло чувство не страха, а наоборот, лёгкости, полёта, свободы. Страх – это тяжесть. Надо почувствовать в себе такую чистоту и легкость, как будто ты можешь оторваться и взлететь. Т. е. в принципе ты упасть не можешь из-за легкости. Это чудесное переживание. Когда мы были ещё на базе, говорили с Наташей про имя Рая. Оно означает лёгкость. И тут, именно в горах на Алтае рай, а не там, где пальмы и пески. Рай здесь, где горы поднимают до неба, где возникает чувство свободы. Вот почему горцы такой свободолюбивый народ и никому не отдадут самое дорогое.    

               Сейчас привал. Быстро сварили супчик из вермишели с тушенкой. Картошку забыли взять. Попили крепкого чаю и снова в путь.

               На следующем отрезке было два опасных места: шли по узкой каменистой тропе рядом с обрывом. Коней вели за верёвку.

               Остановка у наскальных рисунков. Бараны, козлы красивой формы: плавные изгибы рогов и тела.

                Ещё останавливались у целебного родника, лечит глаза. Умылись. Вокруг много незабудок.

              Прибыли на ночевку. Здесь домик  для туристов. Место очень живописное: голубая Кучерла, кедры, ели, берёзы вдоль реки, а перед домом всё в цветах. Коняжки наши гуляют разнузданные. Серко долго валялся на спине. Наташа, как врач, сразу сообразила, что это он соком трав спину лечит. (И уже на Аккеме, после бани, проделывала тоже самое).

Прошлись подальше от домика. Водосбор, лютики, жарки, незабудки, марьин корень, в лесу на горке -  венерин башмачок. Игорь говорит, что здесь водятся медведи, рыси, моралы. Выше – барсы. А когда только выехали за последнюю деревню, Кучерлу, видели гуляющего по траве журавля. Это красавка.

              Вечер. Ели стоя: болит попа от езды на коне. Присели с Наташей и одновременно встали. Она смеётся: «Синдром Ваньки-встаньки». 

              С гор спустилось ещё три путника: двое мужчин – туристы и их проводник - подросток Айяс (ясная погода). Приезжие из Барнаула. Живут на Алтае, а к Белухе впервые сходили. Говорят, страху натерпелись, и такого экстрима больше нигде на Алтае нет.

Пошел мелкий дождь, и на фоне горы опять радуга.

Сгорели руки и нос. На руке синяк от натянутой веревки. К концу пути устали ноги, больше суставы. Спина нисколько. Было в пути две потери: я обронила солнцезащитные очки, а Наташа куртку. Оба раза возвращались пешком и ощутили насколько отличается восприятие пути на коне и пешим. Кажется, конь идет очень медленно, а пройдено получилось немало. Нашлись и куртка, и очки.

 

 28 06.06.   С утра было зябко. Собрались, легко позавтракали. День второй – дорога через лес. Нам надо перевалить через лесистую вершину. Сразу за ней спуск к Кучерлинскому озеру. Дорога была трудней, чем в первый день. Сплошные камни и корни, местами мелкие потоки. В одном месте заходили в бурную Кучерлу – не было тропы по берегу. В воде от её быстрого движения ощущение, что тебя всё время сносит.

              Всю дорогу практически надо быть начеку, балансировать – назад, вперёд, в зависимости от того, спускается конь или поднимается. Иногда были очень крутые спуски вниз на камни. Конь делал прыжок, и, если крепко не держаться, можно  вывалиться из седла. В одном месте среди камней и воды мой Серко начал бить копытом, потом другим. Пока я соображала, в чем дело, он неожиданно плюхнулся брюхом в воду. Едва я успела соскочить. Оказалось, Серко было жарко, и он просто решил охладиться, чувствуя над собой не очень властную руку.

             Вдоль лесной тропы крупнющие бело-розовые ландыши. В воздухе стоит их запах. Во время привала  видели нежно-сиреневые коротенькие ирисы. Над тропой сонмы бабочек.

Было несколько крутых поворотов, за которыми сразу резкий спуск. Сейчас даже не верится, что была эта дорога.

 

             Одно место особенно впечатлило своей сказочностью. Как в лесу у бабы Яги. Старые деревья со свисающими с ветвей лишайниками, с замысловато выпирающими из земли корнями. Огромные пятнистые камни – валуны. Сухие стволы, перекрывающие тропу, и сама тропа – вся в камнях и кореньях.

              В конце пути очень сложный крутой подъем, на котором кони часто останавливались. В эти минуты было невероятно, что ты висишь тут на коне над такой кручей. В какой-то момент на такой остановке открылся вид всего Кучерлинского ущелья, вдоль которого мы шли эти два дня. Величественная картина. Очень хотелось снять, но конь в любой момент мог тронуться, а отпускаться на такой крутизне чревато. Именно самые опасные, захватывающие места и нельзя было снять.

         После перевала взору открылись цветущие альпийские склоны. Ещё несколько шагов, и – озеро неописуемо красивого цвета – матовая бирюза, раскинувшаяся на семь километров. В дальнем конце в озеро впадает Кучерла, берущая начало в горах, а здесь, где мы спустились, река вновь выбегает из озера, делает изгиб и бежит ущельем. Над местом её выхода – мостик без перил. Неужели есть ещё красивее вода на белом свете?

          Сразу, как приехали, заказали лодку и баню. Катер был неисправен, и пришлось ехать на резиновой лодке с мотором. Сидели на дне, не очень удобно. Сзади обдавало холодными брызгами. И всё же здорово!

            Переправились на противоположный берег. Здесь огромные цветущие примулы лилового цвета, низкорослая смородина с очень сильным ароматом, разноцветные мхи, колокольчики, лианы с цветками, похожими на мотыльков. Камни покрыты лишайником нежно-зелёного цвета.

            На обратном пути, где-то посредине,  причаливали к берегу. Сбегающая с гор речушка, раздваиваясь, впадает в озеро. Наверху в горах несколько мелких озёр, которые вместе с большим называются Кучерлинскими. Это заповедная зона республиканского значения.

             Зимой на озере лёд метровой толщины. Игорь рассказывает, что они ходят через озеро на хребты охотиться на росомаху, рысь, козерогов.

              Приехали подмокшие, и сразу в баню. Баня отличная, внутри всё обшито деревом, деревянные маленькие кадочки, широкая скамья. Есть комната для чаепития. Хорошо прогрелись. Обнаружили у меня впившегося клеща. Наташа его вырвала. Лекарства ни у кого нет, ну и бог с ним.

               Вечером сходили в столовую: с резными перилами, с видом на озеро. Нам сварили вкуснейший суп на курином бульоне,  ещё и картошечку пожарили бесплатно от фирмы.

              От столовой вглубь базы – каменная ступенчатая дорожка с лампами по обеим сторонам. Прогулялись. За базой природная альпийская горка с какими-то пронзительно фиолетовыми цветами с одной стороны и незабудками с другой.

                На базе живёт кот Космос. Он охотится на зайцев (ну, наверное, на очень маленьких зайцев). Вчера он долго крутился около нас: то зайдёт к нам в домик, то выйдет. Наверное, хотел поохотиться на наши консервы. Но мы ужинали в столовой и консервы не открывали.

               Сейчас уже ночь. Сижу у окошка при свече, пишу. День был настолько насыщен впечатлениями, что всё это будет перевариваться ещё долгое время. А завтра – самый страшный участок пути – перевал Кара-Тюрек, т. е. «Черное сердце». Дай нам, бог, погоды ясной.

 

 29. 06.06.    Проснулась от пения птицы. Небо ясное. Вышли в 10 утра. Первая часть пути – лесом до верха горы. Наверху редкий лес перемежается с альпийскими лугами.

 

Здесь незабудки кажутся синее, чем в низинах. Сочно-синяя горечавка, молочно-белые анемоны, лимонные альпийские маки и ещё много незнакомых цветов: белых, желтых, розовых.

         Перешли, спустившись вниз, на «кедровую стоянку». Там мой конь заржал. Может, почуял кого-то? И опять выше, на другую гору. Тут уже совсем редкие деревья, в основном кустарники и мох. Потом снова в лог, в нём мелкая речка. Перешли вброд и поднялись на горку. Встретили туристов пеших с Аккема. Большая группа женщин, несколько мужчин и два подростка. Попили с ними чаю и дальше.

          А дальше дорога круто пошла вверх. Сначала среди альпийского разнотравья. Ещё выше преобладают снежные примулы лиловой окраски, но уже низкорослые; золотой корень. Перед каменным отрезком пути тропа поднялась совсем круто. Сверху – потоки ручейков, под ногами мокрая глинистая почва. С коней слезли, тяжело им, да и у нас сердце заходится, идём с частыми остановками.

 

           Начался один камень. Снова сели на коней. Наверху ветер, холодно. Надели теплые куртки, а поверху – резиновые плащи: пошел мелкий дождь.  Кони идут неохотно, с остановками перед очередным подъёмом. Знают эту дорогу. Когда останавливаются, поворачивают голову и, скосив глаз, кажется, спрашивают: «Может, дальше не пойдем»? Приходится их, и уговаривать, и понукать. Это самый высокий конный переход в России – 3060м.

           Среди камней однообразно, но по сторонам вершины в снегах – захватывающая картина.

            Неожиданно возник верх перевала, на нём туристами сложена кладка камней – обо.  Сразу, как поднялись, открылся такой вид, что я закричала от счастья – сверкающая, как бриллиант, Белуха на юге, на востоке цветные горы: красно-фиолетово-голубые, а на фоне гор радуга. Как будто за перевалом уже другая, сказочная страна.

           Белуха открывалась нам по частям: то одну вершину покажет, то другую. Пока любовались, за нашей спиной всё покрылось густым туманом. Пора вниз.

   

 

           Сначала спуск идёт очень круто. Идём, спешившись. Кони не хотели спускаться, потом пошли хорошо. Среди камней щетка – растение от всех женских болезней.

 Долгий путь среди камней по довольно крутому склону.

            Ниже снова альпийские луга – здесь коням передышка, уже есть, чем подкрепиться. Склоны с этой стороны круче. Как  завтра вверх пойдем? Самим не подняться, и лошадок жалко. Но страху не было ни разу – ни на верху, ни при спуске: идёшь и идёшь, сосредоточение на дороге.

            Одно место было по топкому лугу. Несколько каменистых тропинок, но кони не шли по тропе, а все тянулись за травой - то влево, то вправо. Проголодались после тяжелой дороги. Игорь уедет от нас далеко, а мы пока направим наших лошадок, умаемся с ними.

             Наконец спустились к Аккемскому озеру. Сверху оно казалось зеленоватым. Может, из-за отражений деревьев в воде. А внизу стало молочно-белым, с каким-то жемчужным отливом. «Ак – кем» переводится как «белый лог». Это ложбина, куда с Белухи стекает речка Аккем.

 

             По дороге на базу встретили американцев. Обменялись приветствиями.

Приехали на место – никого. Устали очень и проголодались. В центре – палатка-столовая: стол с мягкими скамейками. Наташа сразу устроилась полежать и взывала оттуда ко мне: «Ложись, отдохни!», на что я несколько раз ответила: «Нет». Тогда она спросила: «Ну, почему ты не хочешь лечь?».  – «Потому, что я ем». И мы долго смеялись над собой. В пути часто возникали забавные эпизоды, когда мы от души смеялись. Смех имеет очищающее значение, так же, как и чувство торжественности, возникающее среди такой царственной природы.

              Белуха по алтайски – Уч-Сумер, три вершины. Удивительна центральная -  пирамидальная и седло, образующее вместе с вершинами форму лодочки. Так и возникло сразу название «Небесная лодочка». А Наташа увидела, что контуры Белухи похожи на ЭКГ. И это, наверное, не просто ассоциация врача. Если Алтай – сердце Азии, то также можно назвать его священную гору. И ритм биения этого сердца запечатлён в образе Белухи.

               Примерно через час появились хозяева  турбазы – Николай с Женей и их трёхлетняя дочка Софи. Николай альпинист, ходил не раз на Белуху, к восточному пику Делоне. Показывал фото: на вершине ледоруб, к которому привязан колокольчик. А Женя считает (и мы сразу с ней согласились), что Белуха – Мать Алтая и топтаться по ней – святотатство. Потому то так много гибнет людей. Много раз было так, что ясно, чисто, а как только кто-то заходит, погода портится. И Николая четыре раза била молния на Белухе.

                Ночью я проснулась, взглянула в окно и обомлела – всё небо в таких крупных звёздах, что трудно разобрать, где что находится. Вышла наружу. Млечный путь виден так четко, что по нему сразу нашла созвездие Лебедя и Летний треугольник. Пролетел, ярко вспыхнув, метеорит. Сработало: «Надо загадать желание». А что можно загадать, когда сбылось такое?! Я была совершенно счастлива. Долго стояла под ночным небом. Потом пошла спать. Под утро приснилось, что конь пришел ко мне, прилёг рядом и голову мне на плечо положил.

 

 

30. 06.06.   С утра ясная погода. В 10 ч. идём к камню в лог Ярлу - «много обрывов». Камень необычный, обладает магнитной силой, действует на людей очищающе. Место, где нашли камень, чтится рикловцами. Рикла – основатель движения почитания природы, очищения силами её. Здесь, как и на всём пройденном нами маршруте, следят за порядком. Нигде нам не попались на глаза ни консервные банки, ни бумажки, никакой другой мусор.

                На пути в Ярлу, по широкому каменистому руслу реки, частые остановки: уж очень красивые попадаются камни. Каждый проходящий путник, увидев особенный, поставит его повыше, чтобы и другие посмотрели. Вот такая здесь традиция – делиться красотой, к которой и мы с удовольствием приобщились.

                 Видели эдельвейсы – коротенькие, пушистые звёздочки. Набрали камней и цветов.

                 В самом конце обратного пути пошел дождик, и когда прибыли на базу, после дождя на озере на фоне гор встала двойная радуга.
 

 

           

01.07.06.     Выехали в 10 ч. Перед дорогой было волнение, понимала, что сегодня день будет труднее, чем предыдущие. Первую часть пути тяжелее было коням: крутой подъем, периодически слезали с Наташей, чтобы немного облегчить их путь и постоянно отставали от проводника.

                    На перевале нашлись сбежавшие (уже давно) кони Игоря. Он подманивал их солью. Соловко соломенного цвета и два гнедых. Игорь пересел на Соловко, т. к. его конь хромал, двоих привязал к своему коню, а хромого – к моему Серко.

 После перевала начался дождик. Дорога по хребтам: подъёмы, спуски, сплошные камни, да ещё намокшие. Потом пошла размытая земля среди камней. Постоянное напряжение. Да тут еще, откуда ни возьмись, появились чужие кони (пасутся в горах всё лето). Среди них оказалась кобылка, и мой жеребец Серко заржал и рванул. Вот тут я напугалась: вокруг скользкие мокрые камни, сзади привязанный конь. Закричала Игоря, что есть силы натянула поводья. Игорь начал прогонять коней и заторопился от них уехать подальше. Дождь усилился, но мы ехали без остановок, не одевая плащи.

              Отъехав прилично и намокнув, остановились, чтобы одеться, и сразу выглянуло солнышко.

              Много раз слезали с коней: очень крутые спуски. Одно место было похоже на какой-то инопланетный пейзаж: нагромождение сланцевых  вертикально торчащих пород на протяжении всего крутого склона.

              Долго шли через несколько хребтов: вверх -  вниз,  вверх – вниз. Изумительный обзор. Несколько раз возникало вдали Кучерлинское озеро и частично ущелье с рекой Кучерлой. Так далеко внизу!

              Последний отрезок перед метеостанцией был очень каменистый, тропа исчезла. Кричали Игоря, чтобы узнать, куда направлять коня. А Игорь ответил: «Конь сам найдёт дорогу». Устали ноги в седле, ныли от напряжения руки, и уже не было сил спускаться с коня и забираться в опасных местах: было уже всё равно – очень крутой подъём, очень каменистый, шли и шли на коне.

              Но вот показалась станция, и мы приободрились. Последний подъём, усилился ветер. И от ветра и высоты опять чувство полёта. Парим выше птиц. Метеостанция на высоте 2600м. – самая высокая в Сибири.

              Наверху нас встретил сильный ветер. Домики метеорологов, приспособления, устройства рабочие. А вот и сами хозяева, молодые ребята: Саше -  25, улыбчивый, со светлым чистым лицом, сразу расположил нас к себе, и Коля, ему всего 20, тоже открытый, приветливый. В доме у них уютно, порядок. Сегодня, оказывается банный день (Как мы всегда удачно попадаем в баню!).

              Сварили суп, вместе поели и пошли  прогреваться после дождя и ветра.
 

 

 

02. 07. 06.     Хорошо выспались. В доме тепло – печка. Одежда вся просохла.

Впервые мы спали на такой высоте, выше птиц и облаков. А ребята живут здесь целый год. Вместе сними собака Аза, красивая и упитанная.

                Время от времени сюда заходят группы туристов на ночевку. Есть даже специальный журнал отзывов. В нём и восторженные, и  теплые слова благодарности хозяевам. Оставили и мы свою запись.

                 Вода на станции только небесная – дождевая, совершенно без солей, мягкая. Если намылишь руки мылом, долго не смыть.

              Прощаемся. Ласковая Аза ластится и виляет хвостом.

Последний день пути -  много пешком, спуск по горелому лесу, над тропой тучами вьются мухи. Потом на коне. Дорога очень плохая – вода, грязь, камни, близко к тропе деревья. Привязанный к Серко конь, несколько раз запутывался в верёвке. Надо было крепко держаться в седле и контролировать его движение  за спиной. Досталось и Наташе. Корноух  часто упрямился, не хотел идти, остановился даже на узкой тропе над обрывом. Потом выяснилось, что в подкове у него застряла верёвка. Пришлось возвращать Игоря, ушедшего уже далеко.

               Решили не делать привал, чтобы быстрее дойти. Но быстрее не получалось: кони устали. У нас затекли ноги от многочасового сидения, а слезть с коня – значит  идти ещё дольше.

               За время нашего отсутствия в долине изменились краски: расцвела живокость, и появилось много фиолетового. Травы высокие, и кони опять идут мордами в траву, то и дело останавливаясь.

                Наконец мы на базе. Сняли аил. Завтра в 6 утра уезжаем.   

 

03. 07. 06.   Весь день был в дороге. Обещанное такси в 6 не пришло. Хорошо, что не стали дожидаться. Сработала Наташина интуиция: только вышли к дороге, и – машина. Взяла нас до Горно-Алтайска. Оттуда сразу пересели до Бийска. Попутчики – мама с сыном Айясом (опять «ясная погода»!). Доброжелательные, приятные люди. Всю дорогу общались, записали новые алтайские имена:

Сурфурай – сверкающая луна; Ай-канат – лунное пёрышко; Ырысту – счастливый, везучий; Чечен – снайпер, точный; Амаду – мечта; Сынару – чистый стан.

Частое использование «ай» (луна) в именах и названиях говорит об их древности. И сам Алтай звучит как Алты – ай, т. е. шесть лун.

Забыла в машине сотовый, и водитель специально вернулся из Горно-Алтайска, чтобы его вернуть. Вот какие люди!

В Бийске спохватилась купить алтайские сувениры, не нашла, но благодаря поискам, вышла на дом (старый универмаг), в котором останавливались Рерихи во время среднеазиатской экспедиции. Висит мемориальная доска.

 

04. 07. 06.   Новосибирск. Снова в музей Сибро. Там уже новые выставки: алтайского (!) художника М.П. Чевалкова и частная коллекция минералов (Антипов). Великолепные камни: яхонты, яшма, малахит, кварцы, чудесные ониксы. Красота камня раскрывается при разрезе. Так ведь и у человека – главная красота внутри.

           У Чевалкова акварели на мифологические и исторические сюжеты. На одной картине седло Белухи – трон Духа Ульгеня. Это Высшее существо в алтайской мифологии.

Ул = Ур =свет;  ген = единый.
 

Вот и конец нашей поездки, завтра с Наташей разъезжаемся по домам. В заключение думаю: « А ведь мы прикоснулись к Шамбале, потому что Шамбала – это Свет, а  он проливается через людей. Именно такие светлые люди нам и встречались в пути. Многие ищут Шамбалу, не понимая, что пока ты сам не осознаешь себя частичкой Единого Света, самого главного  найти не сможешь.

Привет вам, идущим к  Шамбале вглубь себя!

Источник на Форум АГНИ ЙОГИ (ЖИВОЙ ЭТИКИ) и наследия РЕРИХОВ 



Читайте из этой серии
 




Тартария_2


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: