Преодоление дедовщины

Дедовщина как система. Знание – сила. Организация против традиции. 

Все мы так или иначе соприкоснулись с дедовщиной (неуставными взаимоотношениями в армии). Кто-то служил и прошел через нее непосредственно, прошел через унижение в начале службы и через вседозволенность по отношению к младшему призыву в ее финале - и то и другое не делает человека лучше. Кто-то сумел уклониться от службы, но ведь это дедовщина вынудила его ловчить и нарушать законы совести и государства. И даже женщины, хотя они в основной массе не служат в армии, с дедовщиной сталкиваются непременно - ведь это им достаются в мужья все те мужчины, которые прошли армию и озлобились или откосили, пойдя на поводу у своего малодушия. И все это они принесут в свои семьи. И не только в семьи - в общество в целом, которое не отделено от армии железным занавесом, так дух дедовщины проникает в молодежную среду, в вузы, на предприятия, в силовые структуры и т.д.

Тема дедовщины постоянно присутствует в СМИ, но количество шокирующих фактов так и не перерастает в качество серьезного анализа проблемы и поиск конструктивных предложений по ее решению. Поэтому опыт уволившегося в запас в октябре 2008 г. ефрейтора Дмитрия Карпова, который в своей роте сумел преодолеть дедовщину и создать совершенно другие отношения между военнослужащими, наверняка заинтересует и готовящуюся к призыву молодежь, и их родителей, и профессиональных военных, и всех тех, кто заинтересован в улучшении нашего общества.
 
До армии Дмитрий Карпов успел уже узнать кое-что о жизни и обществе. За его плечами были уже Пермский университет, организация туристической фирмы и даже предложение авторитетного человека начать карьеру политика. Но Дмитрий не из тех людей, которые будут  чем-то заниматься ради одних только личных амбиций. Если хочешь принести пользу обществу – на политическом поприще или любом другом – надо быть чистым перед законом и честным перед своей совестью. Поэтому, будучи военнообязанным, он не стал тратить молодость на беготню от военкомата, а когда окончилась студенческая отсрочка, явился на призывной пункт.

- Первый толчок к осмыслению явления дедовщины, - рассказывает Дмитрий Карпов, - я получил, посмотрев телепередачу, посвященную истории возникновения неуставных взаимоотношений. В передаче излагалась гипотеза военных психологов, согласно которой неуставные взаимоотношения в нашей армии перешли в свою нынешнюю жесткую форму в момент, когда количество призывников из городов превысило количество призывников из сельской местности. Отношения между поколениями в городе и в деревне строятся по-разному. На селе или в небольшом городе поколения так или иначе общаются и взаимодействуют. В городе человек, начиная с детского сада, общается в основном с кругом сверстников - в школе, в спортивных секциях, в вузе - и это заканчивается только с началом трудовой деятельности, когда характер в целом уже сформировался. Этот разрыв в общении между поколениями, по мнению военных психологов, является главной причиной возникновения в армии дедовщины.

- Но тут военные ошиблись, - утверждает Дмитрий Карпов. - Если бы это было главным, мы бы не смогли ничего исправить у себя в части, ведь с объективным фактором не поспоришь. Но разрыв поколений лишь усугубляет ситуацию, главная причина кроется в психологии человека, в так называемой оппозиции «хозяин – гость».

Науки о человеке выделяют несколько схем отношений между людьми: «руководитель – подчиненный», «учитель – ученик», «лидер – ведомый», «хозяин – гость», - во всех этих связках отношения выстраиваются по одинаковому принципу - принципу подчиненности. Попадая в новую для себя ситуацию – в казарму, в чужой дом или город , даже в незнакомое кафе - человек психологически чувствует себя гостем, а человек, который уже здесь находился ранее - даже если это не его дом - по отношению к вновь прибывшему чувствует себя хозяином. Старослужащий автоматически чувствует себя главным по отношению к новобранцу, хотя по уставу погоны одинаковые и одинаковые права. Такого рода неуставные взаимоотношения естественны, они существуют не только в армии, но и в любом коллективе. Более того – эти отношения необходимы: природа так устроила человека, чтобы в незнакомой ситуации он чувствовал себяучеником и стремился учиться у более опытного, а более опытный, чувствуя свое превосходство, начал бы опекать новичка и делиться своими знаниями. Отношения «дети – родители» основаны на этом же психологическом механизме.

Существует 4 стадии научения любому делу:
1) Неосознанное незнание. Например, только родившись, человек не умеет управлять автомобилем и даже не знает об этом.
2) Осознанное незнание. Когда, столкнувшись с неизвестным, человек понимает, что этого он не умеет. Новобранец, впервые столкнувшись с армейским распорядком, уставом, строевой подготовкой, оружием и пр., в первые полгода находится именно на 2-й стадии.
3) Осознанное знание. Старослужащие более знакомы со всей техникой и правилами армейской жизни. На этой стадии они могут уже научить другого, например, показать, как разбирается и чистится автомат.
4) Неосознанное знание, уровень мастера, когда все делается на интуиции, и это уже необъяснимо.

Таким образом, старший и младший призывы реально стоят на разных ступенях обучения, а это естественно выливается в отношения «начальник - подчиненный». К тому же, в силу своей большей квалификации, старослужащие находятся в большем доверии у офицеров, их назначают старшими, из них формируют сержантский состав, с ними у командиров имеются уже личные отношения, что укрепляет старослужащих в сознании своего превосходства.

- Однако существуют две позиции лидерства, - говорит Дмитрий, - геройская и злодейская. Геройская заключается в том, что лидер становится сильнее, помогая стать сильнее своим ведомым, соответственно он беспокоится об их квалификации, эмоциональном состоянии и пр. Злодейская позиция состоит в том, что лидер, наоборот, утверждается за счет подавления ведомых. На селе уважение к старшим подкрепляется ответственностью старших за младших - это геройская позиция. В городе лидеры гораздо чаще встают на злодейскую позицию, игнорируя мораль: в армии это приводит к тем пагубным последствиям, когда здоровье и жизнь младших по призыву для старослужащих не имеют значения. Лидеры чувствуют, что у них развязаны руки, и используют свое преимущество в собственных интересах.

Дмитрий Карпов с самого начала понимал, что дедовщина не является самодеятельностью отдельных лиц, она существует в армии именно как система отношений, передающаяся из поколения в поколение, имеющая свои традиции и неписанные законы. Эту систему порождает, в первую очередь, сама военная среда обитания. В молодом солдате формируют волевые качества и  пренебрежение к человеческой жизни - его учат убивать. В условиях войны вся эта энергия направляется на внешнего противника, в условиях мира это выливается на ближайшее окружение. В известной мере дедовщина копирует традиционную армейскую иерархию. Существует система неуставных погон - различий в ношении формы между молодыми и старослужащими. Неуставные погоны, так же, как и обычные, служат для установления иерархии, чтобы военнослужащие с первого взгляда представляли, кто из них на какой ступени находится и, соответственно, кто главный.

- Я насчитал около 15 различий, - рассказывает Дмитрий Карпов, - особая шнуровка ботинок, различная толщина и способ подшивания подворотничка, насколько затянут ремень, расстегнута ли верхняя пуговица, манера ношения головного убора, качество одежды - те, кто послужили, могут себе позволить купить более офицерскую шапку, а младшим призывам это запрещается. Это целая система, которая на тебя давит психологически.

Старослужащие ревностно следят за тем, что кому «положено» и «не положено» делать, оберегая свое место в иерархии, которое дает им, и экономические блага. Не секрет, что старшие призывы просто обирают младшие, отнимая у них денежное и вещевое довольствие, заставляя прислуживать себе. В этой системе есть и свой уголовный кодекс, и свой фольклор - сборник «мудрости», и приемы воспитания. Чтобы «устав» неписанный был важнее официального, формируется пренебрежительное отношение к Уставу, к закону вообще, которому противопоставляется система «понятий». Всеми способами у «молодых» создается впечатление, что жизнь «по понятиям» - благо. Для этого за те или иные проступки (особенно за жалобы офицерам) провинившихся всем призывом наказывают тем, что заставляют жить «по Уставу». Разумеется, при этом он трактуется в угоду старослужащих: 45 секунд на подъем, усиленная зарядка, придирчивое отношение к форме одежды и пр. Декларируется своеобразная «справедливость» дедовщины - сначала подчиняешься ты, потом будут подчиняться тебе. Отмечено, что к жизни «по понятиям» склонна менее образованная часть военнослужащих, солдаты с высшим образованием лучше понимают закон, его назначение, свои права, и более склонны жить по закону.

- Я понимал, - говорит Дмитрий Карпов, - что противопоставить системе можно только систему, которая также сможет сама себя воспроизводить из поколения в поколение и перекрывать старую. В первую очередь своей идеологией. Поэтому первое, что я сделал - начал информационное воздействие. Я поделился этими мыслями со своим призывом, с некоторыми старослужащими, с командованием. И обнаружил весь спектр позиций: от поддержки со стороны старослужащих, из которых упомяну сержанта Ильдара Забирова, до… неприятия со стороны некоторых солдат последнего призыва. Немного,  но были среди «молодых» такие, кто мне говорил: «Зачем нам что-то менять, ведь потом мы сами будем дедами?» Большую поддержку я получил со стороны командира роты старшего лейтенанта Виля Михаила Валерьевича. Он организовал мое выступление перед всем батальоном и всячески поддержал мою программу. Это не такая уж обычная позиция для офицера - многие ведь считают дедовщину неизбежной, да и сами могут прибегнуть к неуставным формам воздействия вместо того, чтобы использовать бюрократическую процедуру наказания.

Программа Дмитрия Карпова заключалась в следующем. В психологии есть принцип: «На сильных не нападают». Было необходимо, чтобы молодой призыв восприняли как силу, с которой не стоит связываться. В мужском коллективе помимо дисциплины формируется еще и чувство локтя: готовность солдат защищать друг друга. У старослужащих чувство локтя развито больше, «плотность» их коллектива выше, они стоят друг за друга (и за свои привилегии) горой. 5 человек старослужащих как нож сквозь масло проходят через 50 новобранцев, которые разобщены, мало знают друг друга и к тому же соперничают за лидерство среди своего призыва. Но недостаток внутренней сплоченности можно заменить организацией.

- Мы создали в роте организацию своего призыва, - рассказывает Дмитрий Карпов. - 50 человек разбили на 5 групп, в каждой группе при свободном самовыдвижении выбрали старших. Эти 5 человек стали особым органом, который следил за соблюдением сержантским составом рамок своих полномочий.

При обнаружении нарушения вся пятерка должна были защищать права солдат своего призыва, которым не надо было уже обращаться к офицерам. Делегатам этого особого органа гораздо легче между собой договориться, организоваться, почувствовать локоть товарища. А когда сразу организованно отвечают, в следующий раз зачинщик задумается - стоит ли опять связываться? С командованием было согласовано, что именно эти 5 человек впоследствии станут сержантским составом, если оправдают доверие и подтвердят свои лидерские качества.

- Выборность здесь очень важна, - поясняет Дмитрий Карпов. - Пройдя процедуру выборов, создав собственную информационную оболочку (у нас был свой информационный стенд), организацию, мы узнали друг друга, сдружились, стали коллективом другого уровня, узнали свои сильные стороны, приобрели лидеров. Это и сыграло свою роль. В первое время, конечно, старослужащие пытались противостоять нам, мы организованно все атаки отбили, первые две недели буквально сражались за свои права. А потом все пошло гладко. У нас не было ни одного случая, чтобы кто-то убежал из части. Хотя до того, как мы эту систему придумали, были и переломанные руки, ребра, были убежавшие, много солдат последнего призыва попадало в медчасть. Особенно заметны были изменения в сравнении с другими ротами, которые жили пока по-старому.

Важным фактором сохранения системы дедовщины является традиция замалчивания: на тех, кто «выносит сор из избы» натравливается их же собственный призыв, используя властный ресурс сержантского состава. Изоляция противников системы усиливается тем, что офицеры и командование тоже не заинтересованы придавать известности факты неуставных взаимоотношений, поскольку это может сказаться на их личной карьере. Так что человек и даже группа людей, решивших противостоять системе, опасности для  нее не представляют.

Любая система, будучи выведена из состояния равновесия, стремится в него вернуться, и дедовщина так легко не сдалась, она похожа на живое существо со своим мышлением и звериной хитростью. Через полгода, когда пришел следующий призыв, была попытка реставрации прежних порядков, старослужащие попытались поссорить вновь прибывших с непокорными. Но и эта атака была отбита, новый призыв сформировал свою организацию, и так новшество вошло в традицию.

- Удобство нашего метода в том, что его можно применять повсеместно, - утверждает Дмитрий Карпов, - лидеры есть везде, нужны только организация и понимание того, что необходимо сделать. Мы свое начинание рассматривали именно как эксперимент, который поможет перерасти в реформу более значительных масштабов. Наш опыт не лишен шероховатостей, которые могут быть отшлифованы.

Полученный результат не стоит идеализировать: армия никогда не станет санаторием, и дедовщину искоренить до конца вряд ли удастся - слишком много у нее объективных предпосылок, начиная с наличия в обществе людей со злодейским типом психики. Но можно сгладить остроту проблемы, вернуть взаимоотношения военнослужащих в русло геройских отношений. Это подобно проблеме алкоголизма: болезнь в принципе не излечима, но прекратить пить человек может. И опыт Дмитрия Карпова и его роты - это первый шаг, за которым должно следовать продолжение. Результаты эксперимента уже представлены для рассмотрения командованию Приволжско-Уральского военного округа, также ними ознакомлены руководство и курсанты Челябинского военного университета.

С другой стороны, информационное воздействие, с которого начинал Дмитрий, можно начинать уже среди допризывников, проводя своего рода полготовительные курсы на базе военкоматов, оборонных обществ, таких как РОСТА. Да и ВУЗы вполне могут ввести этот опыт в программу подготовки своих студентов. Ведь им в основной массе предстоит служить в армии. Возможно, даже стоит создать еще на гражданке организацию допризывников, чтобы новобранцы из Татарстана стали ядром будущих организаций своих призывов в частях и подразделениях. И могли получить от своих преподавателей консультации, моральную поддержку, а в сложных случаях – и  непосредственную. Включая приезд активистов организации для проведения информационного и организационного воздействия на месте – ведь практиковалась когда-то шефство предприятий над воинскими частями. Мне кажется, что позитивных возможностей в таком развитии событий настолько много ( в первую очередь – это сохранение психического и физического здоровья наших ребят, а вместе с ними и всего общества), что для такого дела найдутся и энтузиасты, и средства, и время у государственных деятелей. Очень уж много заинтересованных лиц.



Тем, кто заинтересовался этой темой, предлагаю принять участие в обсуждении.
Присылайте свои мнения и предложения по адресу: mir007@rambler.ru. Валерию Мирошникову
См. также по этой теме Рядовой Ландаун

Обсуждение

Валерий, добрый день!

Я в армии служил и тоже с дедовщиной столкнулся и сам боролся. К сожалению, могу заметить, что очень многие люди не понимают, что такое дедовщина, не понимают ее пагубного влияния на общество, а не только на армию. Очень часто слышу, что дедовщина мол это порядок, это сплачивает коллектив, что так должно быть, что это благо для солдат.

О каком порядке они говорят, если наши деды и пили водку после отбоя и наркотики курили? Порядок в смысле того, что духи по десять раз на дню перемывали всю казарму? Ну так это же не есть смысл службы в армии, чтобы заниматься только уборкой. Должны быть прыжки с парашютами, ночные тревоги, марш-броски, стрельбы - и прочая военная подготовка, которой практически сейчас у солдат нет!

О какой сплоченности можно говорить, если в нашей части замученный дедами солдат расстрелял целый караул солдат. Если когда к нам роту ворвался дедушка из автороты, он один избил 15 солдат нашей роты и никто даже не попытался защитить свои товарищей. И бил-то не духов, не молодых солдат, а черепов, который только ратовали за дедовщину. Какой уж тут порядок, какая тут сплоченность! Будет война, солдаты будут стрелять друг другу в затылки - будут мстить.

Вы очень правильную тему подняли на своем сайте. Боритесь с дедовщиной! Успехов вам!

С уважением, Данильченко Евгений.

 




Тартария_3


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Ландаун том 1


Ландаун том 2


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: