Характеристики Добра

Валерий Мирошников

Здравствуйте, друзья мои, Добрые Сказочники.

Рад вас всех приветствовать в Новом замечательном году, в котором нас ждет много интересного и радостного. Я начал этот год в деревне, а там всегда приходит много мыслей и сказок. Некоторыми из них хочу с вами поделиться.

Недавно посмотрел передачу, в которой принял участие Николай Цискаридзе. Он за свою балетную жизнь станцевал всех возможных сказочных героев, поэтому его мнение можно считать экспертным. И вот что он говорит – танцевать злых героев легче. У них имеются яркие характеристики, в том числе и музыкальные – композиторы тоже для злых героев пишут почему-то более яркие мелодии. А вот играть положительных героев трудно – у них никаких характеристик нет, никакого характера нет, он просто хороший. Потому исполнять роли положительных героев могут единицы танцоров во всем мире. И научить этому нельзя. Как объясняет Цискаридзе – Добро просто «должно быть в душе, тогда оно проявляется в танце». Танцевать злых героев можно научить, а как танцевать добрых –никто не знает.
Ситуация загадочная, парадоксальная и требующая внимания. Оказывается характер и характеристики – как мы их понимаем на сегодняшний день – это, в основном, изъяны. У Добра нос правильный, красивый – и как бы и все на этом. А у зла он крючковатый, любопытный, перебитый, свернутый на бок, длинный – тысячи характеристик. И за каждым – целая история развертывается в воображении. Неужели, действительно, в языке такая диспропорция эпитетов? Неужели нас сам язык, само содержание культуры, сама суть человека подталкивают его ко злу? И здесь не могу удержаться, чтобы не привести свою давнюю миниатюру, где этот вопрос поднимался.

Психология синяка
Сон, приснившийся Зигмунду Фрейду, но так им и не расшифрованный


В одном царстве человеку дали по роже и образовался синяк. Народ даже не удивился: ну, бывает, особенно по праздникам. И когда прошёл синяк – тоже никто не удивился.
А в другом царстве били друг друга по морде каждый день и подолгу. Назвался весь этот мордобой рынком, свободной конкуренцией, Drang nach Osten, борьбой за права человека и ещё миллионом других имён. И синяки совсем не проходили, а лишь иногда меняли своё положение – сползали от глаза к уху, переходили на лоб или скулы.
И учёные этого царства создали – на то они и учёные – целую теорию, в которой синяк оказался естественной принадлежностью лица человека. А как иначе, если они лица без синяка не видели? И даже в этой теории люди подразделялись на расы и типы по количеству синяков и их взаимному положению. Из узора синяков строились предсказания судьбы и подбирались супружеские пары.
Думаете, это царство далеко? Да нет. Мы с вами в нём и живём. А синяки, без которых мы человека не представляем, у нас называются личностью, характером, бессознательным, образованием и даже культурой. А по сути это следы того, как мы дубасили и дубасим друг друга.


Как это не прискорбно, но изучение зла и обучение злу составляют значительную часть культуры, в том числе и профессиональной. Прочитал недавно замечательный учебник А.Митты по законам драматургии: все очень подробно и аргументировано расписано, как работают голливудские сценаристы, как работали Чехов и Шекспир – принцип один: надо найти в каждой ситуации противоречие, раздуть его в конфликт, обострить, привлечь внимание, проявить характеры. Но мы уже видели, что характеры – это на сегодняшний день и есть изъяны, есть проявление зла. И весь метод и жанр драмы автоматически оказывается на службе зла. Не будем ставить на ней окончательный крест, чуть позже она нам еще пригодится, но на сегодня так и происходит – в поисках новеньких сюжетов и остреньких ощущений искусство истоптало все прежние дорожки приключений и неизбежно докатилось до извращений – уж и не просто убить, а убить эффектно, и ковбой – гомосексуалист, и психиатр – каннибал.
Это один из главных аргументов зла – приключение (злоключение) вызывает интерес. Зло – интересно. Но это - очередная иллюзия. А секрет прост: действие всех сказок и всех сюжетов происходит на территории зла. Внутри конфликта. Там, где зло инициативно, проявляет волю, настойчивость. Добро во все это вмешивается неохотно, без энтузиазма. Потому и выглядит бледно. И даже при победе Добра, какое-то обаяние зла неизбежно сохраняется. Как говорится, дома и стены помогают.
А если перенести действие на территорию Добра - в пространство созидания? Вот тут Добро проявляется во всей красе – оно изобретательно, инициативно, ему постоянно что-то надо улучшить, украсить, возвести, придумать. У Добра появляются характеристики, своеобразие. Это в драке что архитектор, что садовод изначально и одинаково проигрывают профессиональному боксеру. А в творчестве у каждого творца свой почерк, у всех разный уровень мастерства (есть куда расти, есть к чему стремиться), разные художественные задачи. И что самое главное – им всем хорошо от того, что они разные, они дополняют, удивляют и радуют друг друга.
А зло в этой ситуации бледнеет и теряет всякое обаяние, его «способностям» здесь не место. Оно одинаково и нудно пакостит и в яблоневом саду, и в грушевом, вечно мешается под ногами, создает неудобства и помеху. Его беспомощность и бесполезность очевидны.
Как пример, еще одна маленькая зарисовка.

Добрый дом и мелкий бес

Сначала была мечта. Собрались он и она и помечтали о своем доме, а потом взяли карандаши и стали рисовать намеченное. А мелкий бес болтался рядом и стремился пакостить потому, что ничего другого не умел и не хотел. И всячески он пытался испортить план – подсказывал фундамент сделать из сена или крышу из бетонных блоков, но никто не слушал эти глупости, и все чего ему удалось добиться – сломать карандаш и поставить почеркушку. Но и эта почеркушка тотчас превратилась в теплицу, пристроенную к дому
- Это будет живой дом, он будет расти и цвести, и пахнуть, и давать плоды, - сказала она
- И вместе с домом будет расти наша любовь, - добавил он.
Собрали молодые друзей и родственников и принялись все дружно яму под фундамент рыть, а бес за рукав хватает и зовет – пойдем поговорим тет-а-тет, отношения выясним.
- Отстань, некогда, - говорят ему, - у нас и так все отношения ясные.
Поджал бес губу и стал под лопаты камешки кидать. А людям камешки понравились.
– Смотри, камешки-то какие зелененькие - прямо малахит.
- А давай их соберем и на фундаменте что-нибудь выложим, рисунок или надпись.
- Я даже знаю, какую надпись. Мы напишем «Совет да Любовь».
Стали сруб катать, и здесь бесу удалось-таки отличиться, подвернулся он одному парню под ноги, и упустили мужики бревно, покатилось оно по слегам. А бес так восторжествовал, что забыл увернуться, его и прижало. Извлекли беса из-под бревна.
- Эк, как тебя сплющило-то.
- И морда какая-то лошадиная получилась.
Тут стал бес всех на лобное место требовать, чтоб претензии предъявить, но уже крышу крыли, отвлекаться нельзя было и всего лобного, что он получил – это щелчок по лбу.
Встал дом на загляденье – и красивый, и удобный, и теплый, и родной какой-то.
Прижалась молодая к мужу и говорит:
- Вот сбылась наша мечта, будем жить да поживать в радости, яблоню посадим и вишню, детишек будем рожать да растить. Вот и счастье.
- Да, такое оно счастье, милая. Ох, я же забыл вешалку у входа прибить!
Понял бес, что это его последний шанс. Все силы приложил и согнулся гвоздь под молотком.
- Ну вот! – хотел уже огорчиться парень.
Но жена улыбнулась:
- А вот как раз такой крючок нам на калитку нужен.
Понял бес, что нечего ему тут делать потому, что люди тут дружно живут и работают. Плюнул он и пошел на ТНТ.


Но даже так посмеяться над злом – это слишком большая честь для него. Наша задача – полностью перейти на территорию Добра и обратить свой взор к созиданию. Надо показать увлекательность самого процесса творчества, созидания, а не борьбы вокруг второстепенных деталей.
В искусстве прошлых тысячелетий сюжеты, разворачивающиеся на территории Добра и созидания, насчитываются единицами. Даже, кроме «Репки», и ничего в голову не приходит. Сюжеты эти надо искать и развивать, создавать новые. Хорошим шагом вперед стали некоторые произведения эпохи соцреализма с их редким для мировой культуры интересом к труженику и процессу созидания. Недавно еще раз пересмотрел фильм «Трактористы», и он меня просто порадовал – как все-таки хорошо, когда среди героев фильма нет воров, мошенников, лгунов, паразитов и пр. Все люди заняты делом. Пусть у меня есть претензии конкретно к машинному земледелию и глубокой вспашке, но, по крайней мере, все дружно продвигаются к одной цели – сделать свой колхоз и свое село лучше, хлеб вырастить, Родину защитить, если придется. Исполнитель главной роли Николай Крючков вспоминал, что после выхода фильма на экран сотни тысяч молодых людей поехали в деревню, чтобы работать трактористами. И в его понимании хороший фильм – это фильм побуждающий (к созиданию, добавим мы).
Соцреализм сделал только первый шаг. Да, появились интересные, живые образы ученых, руководителей, тружеников, но слишком много еще осталось борьбы, конфликта, а в поздний период – сомнений и даже нытья. И это отвлекало от главного, хотя, возможно, это было необходимо для переходного периода, ведь и массовое сознание тогда (а теперь особенно) было засорено штампами приключений (злоключений), и без этой соли и перца не готово еще воспринимать и усваивать «диетическую кулинарию» Добра.
Как пример удивительно чистого проникновения на территорию Добра хочется упомянуть два произведения. Наиболее близко к идеалу, на мой взгляд, приблизился Иван Ефремов в романе "Туманность Андромеды". Вот кого интересовал сам процесс созидания и сотрудничества. И кому удалось показать его увлекательность. И, конечно, не имеет аналогов в мировом искусстве советская мультипликация и детский кинематограф. Те же «Приключения Электроника», действительно, романтизируют процесс учебы и научного исследования и инженерного творчества. И сам вопрос «Как стать человеком?» - возможно, главный вопрос в истории.
Чтобы как-то завершить практическим образом это мое исследование, приведу еще одну свежую сказку, в которой я стремлюсь реализовать те ценности, что были теоретически осознаны. Честно признаюсь, полностью оторваться от прошлого и перейти на территорию Добра и созидания мне в ней пока не удалось, зло из нее еще видно, хотя уже и не так ярко.

Семечко и купюра
Сказка из одного кармана)


Попали в один карман семечко и купюра. И не очень друг другу понравились.
- Ты посмотри на меня, - напыщенно говорила купюра. – У меня есть достоинство - в один доллар. А ты простое семечко…
- Укропное, - вставило семечко.
- Простое укропное семечко, - продолжала купюра. – И нет у тебя никакого достоинства.
- Есть! – возразило семечко, но кого интересует мнение укропа, и купюра продолжала:
- Меня от подделки защищает закон. А тебя и подделывать никого не будет. В лучшем случае в суп бросят.
Семечко вздохнуло и ничего не ответило.
- Я имею хождение по всему миру, - разглагольствовала купюра. – Однажды в Китае на меня купили кока-колу, в Испании – авторучку. В Польше меня украли и пропили в баре. В Италии брат и сестра не могли меня поделить, чуть не разорвали. Брр. Вспомнить страшно. Но я всем нужна. А в тебе что хорошего?
- Запах, - неуверенно сказало семечко.
- А вот деньги не пахнут! – подвела черту спору купюра.
Но так получилось, что дело вмешалась случайность. В кармане образовалась дыра. И купюра, и семечко провалились в нее и оказались в траве.
-Черт знает что! – отплевывалась от грязи купюра, но закончила с оптимизмом. - Я не ты, тебя в грязи никто не заметит, а меня обязательно подберут. Вот увидишь.
Но семечку было уже не до этого спора, ему на земле было гораздо интересней, чем в кармане. Снизу оно ощущало влагу, а сверху согревало Солнце, и от этого какая-то непостижимая сила переполняла семечко, ему чего-то смутно хотелось, правда, пока не понятно чего. Ему хотелось и вниз, в сырость, и вверх к Солнцу. И под этим непреодолимым желанием семечко… разорвалось.
- Тебе конец! – сказала купюра.
- Нет, - в необъяснимой уверенности сказало семечко. – Это только начало.
И в самом деле – быстро-быстро из него вниз полезли прозрачные ниточки-корешки, они как ребенок приникали к матери-земле и обнимали ее на всю ее глубину. А вверх потянулся только один росточек, зато мощный и дерзкий. Раз - и он уже поднялся высоко над купюрой, и даже цвет его зеленый был более сочным и чистым, чем у нее.
- Здорово! Здорово! Здорово! – молодое растение переполняли новые ощущения. Оно жадно хватало листьями свет Солнца, а корешками пило и пило воду, оно рвалось вверх и вниз, и казалось, ничто не может остановить это движение.
А купюра чувствовала себя все хуже и хуже, краски ее поблекли, бумага промокла, перестала хрустеть и стала непрочной. А потом сквозь нее пророс какой-то наглый пырей.
- Все, теперь я уже не доллар, - страдала купюра, - а максимум 50 центов. А может даже и 30.
А укроп был счастлив. Да, его рост прекратился, он не вырос таким же великаном, как дуб или тополь, зато в нем росло новое чувство. Какие-то новые соки пришли от корней и собирались в макушке, и вдруг вырвались на волю цветком.
- Ах! – воскликнул укроп. – Как я люблю жизнь! Каждый день она дарит мне столько прекрасного и волнующего! Как я люблю все вокруг!
И он выбрасывал свою любовь в воздух мельчайшей пыльцой, чтобы питать запахом животных и насекомых, птиц и людей. А еще где-то там, далеко, его маленькие частички опускались на такие же растения укропа, и появлялась новая жизнь. Укроп знал это, потому что оттуда издалека прилетали такие же частицы и рождали новую жизнь уже в нем самом.
- Удивительно! Удивительно! – восхищался теперь уже зрелый укроп. – Только покажется, что лучше уже быть ничего не может, а жизнь делает новый виток и приносит новое неизведанное счастье.
- Какое счастье! – ворчала снизу купюра, уже почти разложившаяся. – Кругом гниль и плесень.
А укроп с вдохновением наполнял свои маленькие семена, свое продолжение, всем лучшим, что у него было.
- Какие они замечательные! Неужели я сам когда-то был таким же! И я чувствую себя в каждом из них. Я стал многими. Я теперь «мы».
Наступила осень. Часть семян разлетелась по ветру, часть собрали чьи-то теплые добрые руки. Листья и ствол пожелтели и упали на землю, опять оказавшись рядом с почти исчезнувшей купюрой.
- Ну вот, - усмехнулась купюра, – осень нас снова и уравняла. Как ты вознесся высоко, а теперь такой же желтый и ненужный, как я.
Укроп не стал спорить, только улыбнулся. Он-то знал, что за это время прожил целую жизнь, наполненную трудом, радостью и творением жизни. Он знал, что взойдет по весне сотней ростков по всей округе. И даже его пожелтевший ствол станет пищей для новых растений, новой жизни. Но как об этом можно рассказать тому, кто этого всего не испытал? Да и зачем? Сейчас надо отдыхать и набираться сил.
Пошел первый снег, укрывая все своей чистотой, принося покой и оберегая от замерзания семена, корни, жучков и всю богатую жизнь Матери Сырой Земли.


Я понимаю, что купюра семечку и не нужна, по уму она в этой сказке лишняя, но пока без нее не смог обойтись. Пока мне (или читателям) нужен контраст. Ведь когда я пишу, я внутренне читаю сказку глазами читателя, и совсем уж оторваться от сегодняшней почвы не могу себе позволить. И все же росток какого-то нового типа развития сюжета в сказке пробивается. Линия укропа - это не конфликт, это радость бытия, открытия, творчества. Ах, когда же мы сможем сделать эту линию не «одной из», и даже не главной, а единственной!

А по поводу эпитетов и характеристик, которые для зла мы почему-то находим больше и ярче, думаю, дело всего лишь в том, что в нашем словарном запасе слова Добра не активизированы.

Предлагаю провести Добрым Сказочникам научный эксперимент. Взять ручку и листок бумаги и написать хвалу себе: «Я такой-то такой-то – добрый, радостный, счастливый и т.д.» Не стесняйтесь в эпитетах, пишите все позитивное, что придет в голову. Смысл эксперимента – в оценке богатства нашего языка.

Итак, запас Добрых слов Доброго сказочника составил
0 - 10 слов
10 - 50 слов
50 – 100 слов
100 - 1000 слов

(вставить опрос мне не удалось, попробую позже)

Сразу раскрою все тайны. Большинство людей в этом эксперименте не выходит за пределы 10 хороших слов о себе. Уверен, что Добрые сказочники легко войдут во вторую категорию 10 – 50 слов, а некоторые даже в третью 50 – 100 слов. А всего в Русском языке 3000 слов, которые могут быть названы Добрыми. То есть мы знаем и используем не более 3% возможностей для выражения Добрых мыслей. Вот, собственно, и направление развития. Будут слова – придут и мысли, придут и сюжеты. Я думаю, так.

Приложение. Отзывы на сказку "Семечко и купюра"
http://ystami.mirtesen.ru/blog/43994181870#42766490412

olga chernenko  
сказка сказкой а в ней намек
 
Олег Сырочев  
Класс!
 
оля  
осмысление жизненных ценностей
 
Жанна Бекижанова (Исабаева)  
Да,замечательная сказка!!! Есть о чем подумать...
 
Нафиса (Аманова)  
Хорошая сказка. Сказка-быль: я - укроп (!), разница в том, что укроп не разговаривает, то есть только в сказке разговаривает, а в остальном - моя жизнь, ну и многих нас ;)
 
ирина крановская  
очень поучительно!
 
Татьяна Балуева    
Интересная сказка, заставляет задуматься.
 
Алексей Volkov  
просто и мудро! хорошая сказка!
 
Елена Идиатуллина 
Валерий, здорово. Мне очень понравилось. Вы - настоящий писатель)))


Читайте из этой серии
 




Тартария_3


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: