Сказки немого телевизора

Сказка 3-я.
О вечной Любви с элементами теории половинок

Ходят волны по морям, ходит трактор по полям, ходят кошки по забору, дураки стремятся в гору, ходят тучи там и сям. Ходят кони буквой "г", ходит обувь на ноге, по спине идут мурашки, в школу ходят первоклашки, ходит гул в земной толще, ходят взрослые и дети – по большому и вообще. Ходит рыба косяком, ходят летом босиком, и неведомо куда вдаль уходят провода, ухажёр за девкой ходит, ходят вверх и вниз усы, ходят на стене часы, новый день вот-вот придёт - время движется вперёд.

 

Когда царь проснулся, солнце было уже высоко. Любаша тихонько вошла в дверь, но, увидев, что любимый проснулся, улыбнулась…

- Значит, она его давно любила? А разве они были знакомы?

- Ты не поверишь, но были. Двенадцать лет назад только что овдовевший царь заночевал в гостинице небольшого уездного городка, где подружился с дочкой женщины-администратора. Он играл с ней в куклы, держал её на коленях и вспоминал свою дочку. А девочка его полюбила. Но дочки администраторов гостиниц не выходят замуж за царей, и девочка решила стать ровней царю…

- И стала?

- …Она читала, думала, вникала в государственные дела, занималась спортом и танцами, но больше всего стремилась познать суть любви и предназначение женщины. Ей помогла в этом бабушка-колдунья, которая знала много древних тайн.

- А откуда Любаша знала, что царь не женится снова за это время?
- Она не знала.
- Может быть, царь чувствовал, что для него где-то растёт невеста?
- Может быть.


Любаша поцеловала любимого… Впрочем, мы опустим всё любовное щебетание…

- Как это пропустим?

- Пропустим. Видишь, Путин на экране – и как я должен это озвучивать?

… потому что сказка у нас философская и даже обществоведческая, а перейдём сразу к завтраку, когда Василий, наворачивая ржаной хлеб с парным молоком, расспрашивал Любашу:

- Значит, все проблемы в государстве от недостатка любви?

- Конечно. Разве чиновник, любящий свою родину, подумает когда-нибудь брать взятки? Разве бизнесмен, любящий свой народ, станет продавать некачественный товар? Разве учёный, влюблённый в истину и гармонию Мироздания, станет изобретать атомную бомбу или клонировать животных?

- Я понял. Но откуда же взяться этой любви? Надо воспитывать её в школе, в детском саду, в семье?

- Способность любить закладывается при зачатии. Дитя, зачатое в любви, любить способно. В дальнейшем же любовь необходимо лелеять и питать.

- Питать?
- Любовь – живое существо, что поселяется в душе у человека.
- И чем питается оно?

- Эмоций вспышками благими, когда заботимся мы друг о друге, иль просто радуемся при встрече. А в обмен она даёт силу великую и вдохновенье, способность сотворять.

- Питать и направлять? – уточнил царь.

- Когда бы мы могли любовью управлять! но лишь Всевышнему она подвластна. Он наполняет ей все уголки Вселенной, и всё живое живо ей благодаря. И отраженьем вечной сей Любви, мужчине служит женщина, а женщине - мужчина.

- Ты называешь вечною Любовь космическую, но любовь земная - к женщине любовь - проходит, это всем известно.

- Разве твоя любовь к твоей жене прошла? Нет, ты любил её до самой смерти. Тогда откуда знаешь, что любовь проходит?

- Так говорят.

- Вот именно – так говорят. Вот это-то любовь и разрушает. А раньше вечною любовь была. Ты вспомни сказки: "И жили они долго и счастливо и умерли в один день". Зачем подчёркивает именно это сказка?

- Чтоб показать, что не мучились они друг без друга.

- В один день умереть – это великая любви победа. Любовь такая смерть перешагнёт, и в следующей жизни влюблённые в один же день родятся и скоро встретятся опять.

- Так значит, всё же есть перевоплощение души?

- Если от человека нечто остаётся после смерти, что может помешать этому нечто войти в другое тело, чтобы снова жить? Тем более, если его родные – внуки, правнуки – опять на землю призывают, его стремятся возродить.

- Вот как? – удивился царь. – А я считал, что сказки это… сказки.

- В них мудрость предков нам завещана была. Которые любить умели. Ещё лишь тысячу лет назад славянка на костёр всходила мужа погребальный, боль от огня была ничто в сравнении с той болью, что изнутри сжигала. А муж, потеряв жену, искал погибели в бою. Разве могли они представить, что их потомки изобретут развод?

- Если муж и жена так страдали друг без друга, то как же счастливы они были вместе?

- Представить невозможно.
- Так надо запретить развод! – вскричал царь.
- Развод – лишь следствие любви утраты.
- Так как же сохранить любовь?!
 

А в это время во дворце, в подвале Глафира Сергеевна созвала все виды змей и отдавала указанья:

- Все области, края, республики вы оползите, из-под земли царя достаньте - и убейте. Я чувствую - он встал на светлый путь. Недооценивать опасно силу Света.

А первый министр новоявленной республики собрал силовиков:

- Девчонку-царевну по возвращении схватить и заключить в тюрьму, о чём народу говорить не будем. Она сама, её анфас и профиль, группа крови – всё знаменем является для монархистов.

- А царь? Вдруг он объявится? – спросил министр обороны.
- Царя искать, найти и расстрелять.

- Нет, не царя, - поправил первого министра руководитель службы безопасности, - а человека, похожего на царя, то есть самозванца.

- Быть посему. Чем это пахнет? – принюхался премьер-министр. - Прикажите почистить кондиционер.

 

Царь и Любаша расположились под берёзкой на травке, уже просохшей от утренней росы. Над ними пел скворец, и листья шелестели. Луч солнышка ласкал их кожу, а ветерок играл в волосах. И говорили они…

- О любви.

- А на экране, глянь, шесть мужиков в очках обсуждают пути развития цивилизации, кружком усевшись в студии, дымящейся от света прожекторов. Как думаешь ты – какой беседе удастся глубже проникнуть в основы мироздания?

…о любви.


- Чтоб сохранить любовь, - Люба улыбнулась, - прежде всего, найти свою необходимо половинку, как я тебя нашла.

- И государству нужно этим заниматься?

- А как же! И государству, и обществу, и бизнесу, и школе, и всем, кому не безразличны родина и свой народ. Вы учите детей и юношей и математике, и физике, и разным языкам, которые впоследствии помогут им работать по найму. Но как найти свою им половинку и быть счастливыми – не говорит никто.

- А что такое «половинки»?

- Что люди бывают несовместимыми теперь известно, но значит, есть и те, кто более всего друг другу подойдут. Они такими были от начала или в процессе многих жизней приросли друг к другу – уже неважно, важнее то, что они быть могут счастливы вдвоём и сил полны, любви и доброты. Но в поиске своём они должны не ошибиться.

- А что им может помешать?

- Есть термин в технике – «сопряжённые детали», супруги, в общем. Например, болт и гайка при совпадении размеров друг другу подходят идеально. Но если болт уроним в грязь, а гайку в краску, то половинки прежние друг другу как бы «не подойдут». Хоть как-то «подойдёт» болту побольше гайка, но сцепление их будет непрочно.

- И что это за грязь такая?

- Мировоззренье наше, образ жизни, быт. Хоть и звучит паршиво, но давай представим, как в рекламе – одну половинку воспитаем догматиком религиозным, а другую – в среде воров или богемы. Легко ли будет им узнать друг друга, а тем более ужиться? А если им вообще не сообщить, что есть на свете половинки, а убедить, что всё равно, с кем быть?

- Ну что ж, - отнёсся Василий к словам Любаши со свойственной царям практичностью, - значит, надо нам, во-первых, дать место молодёжи для серьёзного знакомства. Насколько я могу судить - на дискотеке, в баре, ночном клубе знакомиться им трудно, им музыку не перекричать, напитки горячительные не открывают, а скорей собою подменяют сущность человека. Способности хозяйствовать или предприимчивость свою, заботиться умение – не проявить на дискотеке. Поэтому скорее тут подойдут по интересам клубы, но чтоб не болтовнёй, а делом занимались.

- Ты прав, любимый, в общем деле с людей слетает быстро шелуха и каждый виден. А что же «во-вторых».

- А во-вторых, конечно, школа. Наверно, надо ввести особый предмет: «Как найти свою половинку и быть счастливым».

- Этого мало. Ведь был уже предмет «Этика и психология семейной жизни», а результат каков? Надо чтобы все предметы и всё обучение в школе служило созданию и укреплению семьи.

- Это как это?

- Возьми хотя бы литературу или язык. Мы десять лет писать учились и сочиненья разные сдавали, а слово ласковое сказать жене для большинства мужчин - проблема.

- Это уж точно.

- Так, видимо, какой-то не такой язык мы изучали, не ту литературу. А слово ведь способно чудеса творить.

Василий с лёту подхватил Любаши мысль:

- Возьмём, к примеру, мы историю. История есть государств, правителей и войн – она считается сейчас главнейшей. Но есть ведь и другая история – история культуры, история мировоззрения, семьи – семьи вообще, как института общества, и семьи и рода своего. Не уважая и не почитая предков, как уважение детей к себе родители привьют?

- А если дети родителей не уважают повсеместно – захочет кто-нибудь иметь детей?

- Конечно, нет. И вот ещё подумал что я: ведь может, допустим, мальчик ответить всё на «пять» по культуре и этикету, а на перемене лупить девчонок, старикам грубить. Не знание важно, а…

- Приятие знания как руководства в жизни.

- Такое что-то я и хотел сказать. Уклад всей школьной жизни должен быть нацеленным на воспитание, а уж воспитанным и знания давать.

- Воистину ты царь. И я тебя люблю.

- А математику как нужно изменить?

- Простых вопросов ты не задаёшь. Навскидку я отвечу - первое, что в голову приходит. Наша математика мертва, в ней места нет для чуда, дважды два всегда равно четыре.

- А разве может быть иначе?
- Возьми одного мужчину и одну женщины и сложи их.
- В одну постель?

- В одну постель. И через девять месяцев людей уж будет трое. Раз в жизни это так – и математика другой должна быть, чтоб это отражать.

- Так в чём её ошибка?

- В декартовом пространстве прямоугольном. В нём дважды два равно четыре всегда, поскольку время монотонно и скучно, и координаты не взаимодействуют друг с другом и с предметами.

- А по-другому как?

- Когда предмет влюблён и он в разлуке со своим предметом – то время тянется, а если они вместе – то летит. Врагам двум тесно на одной земле, а милые на досточке уместятся на узкой. Меняют чувства кривизну пространства, ход времени меняют, а вместе с тем – законы все физические. И потому на свете есть святые, йоги, богатыри, кудесники и просто дети.

- Воистину ты царь, а потому хочу сказать тебе о главном: не может женщина любить раба, слугу, но лишь - царя. Любовь рабов несчастна и проходит. Любви нужна для творчества свобода, детей творят как песню, как Бог творил Вселенную.

- Но почему царя, а не банкира, например?

- Не должность царя имею я в виду, а «в голове царя», царя себе, своей судьбе. Банкир – царём быть может, но чаще он лишь слуга финансовых потоков. И самый царь – себе не господин, а флюгер разных веяний и интересов различных групп, он скован сословным этикетом, протоколом и нет минутки, чтобы быть собой, чтоб быть счастливым. А каждый может быть счастливым и царём, все вместе могут быть счастливыми царями.

- Так быть не может.


- Так расскажи мне про это невероятное общественное устройство.

- Почему ж оно невероятно? Оно есть в мире и сейчас.
- Где?

- Сейчас нет времени рассказывать, тебе пора. Они твою схватили дочь, она в тюрьме, ты нужен там, в столице. Иди, любимый мой, я буду ждать.

- Ты разве не пойдёшь со мной, чтоб быть царицей и женой?

- Я сына нашего должна носить в том самом месте, где зачат он был, где всё его ждало уж столько лет, где счастлив будет он… и ты. Я верю – ты вернёшься. А сейчас иди, с тобой я буду - голосом души и сердца. Слушай его. 

И царь ушёл, а следом за ним змея в траве метнулась.


Читайте из этой серии
 




Тартария_2


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: