Капитан       

Валерий Мирошников

1.     Находка

Один матрос встречал Рождество в веселой компании. И затесалась в их компанию гадалка – всем предсказывала судьбу и финансовый успех – по картам, по руке, по радужной оболочке глаза, по дате дня рождения и по номеру прав на вождение автотранспорта. И у всех так ладно получалось. Трем девушкам она предсказала, что они выйдут замуж за Леонардо ди Каприо. Двум матросам, что станут космонавтами и полетят - один на Луну, другой на Марс. Боцман, по ее словам, скоро выйдет на пенсию и будет жить припеваючи на Тортиловых островах. А портовый грузчик непременно на Крещение поймает в проруби Чебурашку. Только наш матрос к ней не подходил и не интересовался своим будущим.
- Не хочешь узнать свою судьбу? – приставала к нему гадалка, мешая делать вид, что он любуется с балкона окрестностями.
- Я знаю свою судьбу, - отрезал парень. – Был матросом и умру матросом.
- Не скажи! – рассмеялась гадалка. – Сегодня ведь особенный день в году.
- Я вырос из детских сказок!
- Но, может, ты дорос до взрослых? – кокетливо улыбнулась женщина.
- А чем взрослые отличаются от детских? – не переставал грубить матрос.
Гадалка вдруг посерьезнела:
- Детям говорят, что желания, загаданные на Рождество – сбываются.
- А взрослым? – все-таки она сумела привлечь к себе его внимание.
- А взрослым я говорю, что сбывается только одно желание за всю жизнь, но самое страстное.
Посеяла смуту в душе, рассмеялась и упорхнула веселиться. А парень стоял на балконе, смотрел на темное море с белой лунной дорожкой – то море, которое он исходил вдоль и поперек на разных судах, но которое при всей своей необъятности так и не открыло ему никакого пути. А последнюю неделю даже стало зарастать льдом, чего не было много лет, словно стремилось отобрать последнюю надежду. И вдруг матрос решил про себя с необычайной твердостью, даже сам удивился стальному звону своего внутреннего голоса:
«Я стану капитаном! Что бы мне для этого ни пришлось сделать!»
А утром он бродил по берегу, вдали от спящего после гулянки города, от грохочущего даже в праздники порта. Он был один среди криков чаек и тихого плеска холодных волн. И вдруг увидел на песке капитанскую фуражку. Парень поднял ее, отряхнул песок и почувствовал непреодолимое желание примерить ее. Фуражка оказалась великовата.
«Вот что значит – не везет!» - усмехнулся матрос.
А потом подобрал листаемую ветром газету и добавил размеров голове – фуражка стала сидеть вполне сносно.
В этот момент к нему и подошел Капиталист.
- Я вижу, вы капитанского звания? – полуутвердительно спросил он.
- Да, - соврал матрос.
Он смущался признаться, что надел чужую фуражку и набил ее газетами. Да и какая ему разница до этого буржуина и до того, что ему сказать? Сейчас они разойдутся в разные стороны и никогда друг друга не увидят.
Но Капиталист не отставал. Капиталисты вообще не отстают, когда им это нужно для бизнеса.
- А к какому же флоту вы приписаны, извольте узнать?
Матрос, хотя и плавал по морям много, был не силен в географии. Он хотел сказать – к швейцарскому, ведь это Швейцария находится рядом с Норвегией, но испугался, что это все слишком близко, и буржуин может все там знать и продолжить расспросы.
- К австрийскому! – твердо сказал он, потому что знал, что в Австрии кенгуру и что Австрия далеко за океаном, так что буржуин вряд ли сможет проверить.
- Чудненько! – восхитился Капиталист. – Вот вы-то мне и нужны.
Нужда у Капиталиста была такая: он немножко обворовал своих партнеров по бизнесу, и теперь ему нужно было недостачу как-то скрыть. И пришла ему идея – снарядить судно с несуществующим грузом да и утопить его посреди моря, а все потери списать на кораблекрушение. Он уже и посудину подходящую нашел – настоящую старую калошу, но покрасил ее так, что не отличить от новой. Теперь ему был нужен только капитан, который приведет судно к гибели, желательно по собственной глупости. И именно это желание он загадал на Рождество. Не то, чтобы он в это сильно верил, но когда ведущая корпоратива всех попросила загадать заветное желание, он как раз об этом думал.
- Мне нужен капитан, который доставит груз в порт Аддис-Абебы (это была проверка!). Я хорошо заплачу!
«Когда у меня будет еще такой шанс? - подумал матрос. – Пусть я не знаю, как быть капитаном, но ведь на корабле всегда есть штурман. А когда я доставлю груз в порт – уже никто не будет во мне сомневаться».
- Согласен! – сказал он солидно, как настоящий капитан.
«Он полный лох!» - обрадовался Капиталист и протянул руку:
- По рукам!

2. Экипаж

Капиталист провел новоиспеченного капитана по судну и с удовольствием отметил, что тот ничего не понял в его техническом состоянии.
- Экипаж можете набрать самостоятельно! Отплытие завтра!
- Но это слишком малый срок! – воскликнул капитан, совсем не знавший, как взяться за дело.
- Капитан! – укоризненно взглянул на него Капиталист. – При вашем-то опыте!
И капитан промолчал.
Матросов он нашел легко – через кадровое агентство порта. А со штурманами получилось как-то неловко. Как только он говорил, что надо доставить груз в Аддис-Абебу, на всех кандидатов нападал истерический смех. Наконец, он нашел одного, который отнесся к его предложению серьезно. Можно было отплывать.
Но тут штурман его подтолкнул в бок:
- Что-то мне тут не нравится. Судно целый день грузили, а до ватерлинии оно так и не осело.
- Странно! – согласился капитан и отправился выяснять отношения с Капиталистом.
- Заметил-таки! – хмыкнул Капиталист, отставляя недопитый кофе. – Глазастый! Ладно. Карты на стол. Нет никакого груза. Груз только по накладной. А в трюме – пустые картонные коробки. Мне просто надо списать недостачу.
- Вы хотели нас утопить? – оторопел капитан. – У меня же команда! Люди!
- Ну что ты, что ты! – успокаивал его делец. - Судно утопить – это да! А команду мы эвакуируем, когда услышим ваш сигнал бедствия!
- Я на это не пойду! – возмутился парень.
- Пойдешь! – надавил на него брюхом Капиталист. – Иначе все узнают, что ты капитан-то фальшивый! Тебе это надо? А я тебе заплачу столько, что остаток жизни проживешь припеваючи!
- Будь по-вашему! Но больше я с вами дело иметь не буду!
- Хорошо! Как скажешь!
- Но что я скажу команде? Штурман уже что-то подозревает.
- Скажи… правду! – усмехнулся Капиталист. - Что судно везет груз картонных коробок. Они очень нужны в Аддис-Абебе. Твоему штурману этого будет достаточно, уверяю!
Так и оказалось. Штурман принял версию за чистую монету. А Капиталист посмотрел из иллюминатора на своих молодых специалистов и выплеснул остатки кофе на крышку радиостанции. Поморщился от начавшегося треска и дыма и сошел на берег.
Судно оправилось в свой последний путь. Его не провожал никто. Только женская фигура в дальнем конце пирса нерешительно подняла руку, но так и не махнула. Капитан взглянул в бинокль и с удивлением узнал в ней гадалку. Без макияжа она казалась гораздо моложе, и наряд ее был сегодня не таким вызывающе ярким. Но это была без сомнения она.
«Какое ей дело до нашего судна?» - с тревогой подумал капитан.

3.     Остров

Капитан и штурман вытащили шлюпку на берег и упали без сил.
- Сильное течение! Чуть не пронесло мимо! – отметил штурман.
Капитан поднял со дна шлюпки свою промокшую фуражку, набитую газетами, с отвращением бросил ее обратно в лужу и спросил:
- Кто-нибудь еще спасся? Ты заметил?
- Мне кажется, шлюпку с экипажем снесло дальше по течению. Будем надеяться, что им повезет.
- Где мы? – спросил капитан. – На что мы налетели?
- Черт его знает!
- Как это понимать? Кто у нас штурман?
- Туман ведь!
Над островом и в самом деле стоял густой туман. Лучи Солнца еле просачивались через его вату. Моряки пошли вдоль берега и вскоре вышли к тихой бухте, где волны не так шумели. И тут они увидели… лодку.
- Люди! Здесь есть люди! – воскликнул штурман.
- Не спеши радоваться! – остановил его капитан. – Лодка старая - полуразвалившаяся.
И, в самом деле, на их зов никто так и не откликнулся. Потом они нашли еще несколько лодок, шлюпок и даже один почти целый баркас. Но не встретили ни одного человеческого существа.
- Вот еще одна шлюпка! – сказал штурман. – Совсем новая!
- Это не удивительно! – ответил капитан. – Ведь это наша шлюпка!
- Мы шли вдоль берега 3 часа, - взглянул на хронометр штурман. – Прошли где-то 10-12 км. Значит, наш остров – километра три в поперечнике.
- Хорошо, что есть ручей – без воды не пропадем. И фрукты – их готовить не надо, можно есть сырыми.
- Слушай, здесь даже птицы не поют!
- Странное место! – согласился капитан.
- Точно – странное! – словно эхо откликнулось из тумана.
Молодые люди вскочили, схватившись за весла под действием инстинкта самообороны.
- Не бойтесь! – продолжало эхо и материализовалось из тумана в виде заросшего волосами донельзя мужчины средних лет, одетого как бомж, но с каким-то особенным взглядом – толи усталым, толи умудренным. – Не бойтесь! Я не причиню вам вреда. Я только рад нашему кратковременному знакомству.
- Почему вы думаете, что кратковременному? – спросил штурман. - Считаете, мы скоро сможем отсюда выбраться?
- Нет! Отсюда еще никто не выбирался! – вздохнул волосатый отшельник. - Просто я живу здесь 10 тысяч лет, а все, кто сюда попадал – не протянули и 20.
- Кто вы? – озадаченно посмотрел на него капитан.
- Я – первый лжец! – ответил незнакомец. – А сейчас пойдемте в мою хижину – вижу, вы голодны.

4.     Исток

Когда потерпевшие кораблекрушение утолили первый голод, штурман напомнил слова о «первом лжеце»:
- Первый – в смысле лучший?
- Я не лучший. По сравнению со лгунами вашего времени я - сама честность, – ответил отшельник. – Первый – значит, первый. С меня все началось. Я был первым, кто солгал. Я создал ложь.
- Наверно, вы сделали это по необходимости, чтобы спасти свою жизнь в трудных обстоятельствах? На войне, например.
- Нет, войн тогда не было. Войны без лжи невозможны. Надо обмануть людей, чтобы заставить их воевать. Например, обещать, что война приносит славу, прибыль. Мир, наконец. Так что можете считать, что я являюсь и первоисточником всех войн, - он замолчал, задумавшись о своем.
- И все-таки, что произошло? – штурман был моложе капитана и гораздо непосредственнее.
- Все лгуны оправдываются необходимостью. И я не исключение, – махнул рукой хозяин острова. - Да, была своего рода необходимость. Я был влюблен в одну девушку, а она не обращала на меня внимания. Как это у них говорится – давай останемся друзьями. А я жить без нее не мог. Так что можно сказать – я спасал свою жизнь.
- Как поется в песне: «Любовь во всем виновата»?
- Любовь? Не знаю. Может быть, виновато мое стремление добиться ответной любви? Я решил стать лучше, чем был на самом деле.
- И что в этом плохого?
- Мне пришлось создать образ нового себя – такого, который бы понравился моей девушке. И я стал пытаться вести себя, как он, изображать собой его. Так на Земле разделились реальность и иллюзия.
- А что до вас все всегда говорили правду? – вступил в разговор капитан.
- Даже понятия «правда» не было. Его позже придумали, чтобы отличать правду от лжи, - ответил отшельник. – Просто никому в голову не могло прийти сказать на синее – «это желтое». Зачем?
- То есть вы были первым, кому было «зачем»? – задумчиво сказал капитан.
- Вы это правильно отметили. Причина – в «зачем». Причина – в том, что «для себя». Это я без нее не мог жить. И это была первая иллюзия. Любой обман начинается с обмана самого себя.
- И чем же дело кончилось? – штурман вернул разговор из философских дебрей к конкретике.
- Самым страшным, - спокойно ответил отшельник. – Она меня полюбила. Точнее полюбила тот образ, который я пытался изображать.
- И что в этом страшного?
- Она не могла быть счастлива с образом! – воскликнул островитянин. – Его нет! Он не существует! Я его выдумал! Я – не он. А он – это не я.
- Она что-то сделала с собой? – спросил штурман, явно насмотревшийся дешевых сериалов.
- Конечно, нет! – с презрением отверг версию отшельник. – Мы прожили долгую и по сегодняшним меркам достойную жизнь. Но она не была счастлива так, как могла. Так как мне хотелось, чтобы она была счастлива. И, значит, я не мог быть счастлив.
- Это все какие-то трудноуловимые оттенки! – развел руками юноша. – Неужели из-за такой малости сегодня грохочут войны, взрывают метро, разоряют целые страны, девушек продают в публичные дома, а детей - на органы. И все из-за того, что кто-то захотел стать лучше?
- Ты еще забыл назвать вечную войну женщин против мужчин и мужчин против женщин, - добавил отшельник. – В этой войне погибло людей больше, чем во Второй мировой. Каждый росток вначале мал и слаб, но он со временем пробивается сквозь асфальт. Я это первое семечко лжи посадил 10 тысяч лет назад. Представляешь, какое могучее дерево выросло из него сегодня?
- Вы пытались отсюда выбраться? – капитан решил вернуть всех в сегодняшний день.

5. Побег

- Что это за остров? Как отсюда можно выбраться?
- Я своей ложью создал иллюзию – и вот это Остров иллюзии, - объяснил отшельник. – Здесь всегда туман. Я уже давно забыл, что такое «ясно». А выбраться отсюда никому не удавалось. «Единожды солгав – кто тебе поверит».
- Но как-то же мы сюда попали!
- Попасть сюда легче, чем отсюда выбраться! – усмехнулся островитянин. – Вы солгали.
Молодые люди переглянулись между собой. Капитан недовольно буркнул:
- Если бы сюда попадали все, кто солгал, тут яблоку упасть негде было.
- О да! Не всякий солгавший попадает сюда! – согласился отшельник. – Но по какому принципу происходит отбор – мне не ведомо.
- Мы выберемся отсюда! – решительно сказал штурман.
- Все так говорят! – хмыкнул островитянин.
Но штурман схватил капитана за рукав и потащил в одному ему известном направлении. Он привел его к Бухте развалившихся шлюпок и ткнул пальцем:
- Видишь?
- Вижу. Обычная обертка от «Сникерса». Волны выбросили на берег.
- Ее принесло течением! – горячо объяснял юноша. - Значит, там, откуда оно течет – есть люди!
- А ты, пожалуй, прав! – капитан вдруг почувствовал прилив надежды. – А этот волосатый отшельник – всего лишь старый маразматик, который вешает нам лапшу. Он прожил здесь 10 тысяч лет! Как же! А мы тоже хороши – уши развесили. Надо плыть!
Они бросились к шлюпке. Нагрузили ее провизией, взяли запас пресной воды.
Отшельник спокойно наблюдал за их приготовлениями, даже подарил свой глиняный сосуд для воды - самодельный.
- Он же у тебя единственный! – запротестовал штурман. – Как ты другой сделаешь в этом мире вечной сырости? У тебя даже спичек нет!
- Разберусь!
Он помахал отважным мореплавателям и сказал:
- До свидания!
- Не поминайте лихом! – откликнулся штурман.
Капитан промолчал.
И они из всех сил погребли против течения. Это было трудно, тем более, что когда берег скрылся из виду, они не могли даже судить о том – удается ли им перегрести течение. Им не оставалось ничего другого, как выкладываться по полной.
- Слушай! – выкрикнул штурман. – Тебе не кажется, что это прибой?
- Да, чуть левее по курсу! – подтвердил капитан.
Они повернули лодку и ударили веслами так, словно и не было нескольких часов непрерывной работы. Шум прибоя становился все явственней и вскоре, действительно, показался берег. Они вытянули шлюпу на берег и упали без сил.
- Здравствуйте! – раздался из тумана знакомый голос.
Если бы запыхавшиеся мореходы были способны говорить, они бы закричали от разочарования.

6. Покаяние

Капитан долго смотрел на огонь, который они все-таки развели методом сухого трения, а потом сказал:
- Значит, все-таки этот лгун сказал правду! Мы попали сюда потому, что солгали.
- Похоже на то, - согласился штурман.
- Вот ты, например, в чем солгал?
- Я не штурман! – ответил юноша. – Я просто хотел стать штурманом. Но у меня не было возможности учиться. А тут ты со своим предложением. И я подумал…
- Ясно! А как же ты собирался привести корабль в порт?
- Думал, разберусь по ходу. В крайнем случае, спрошу у тебя!
- Гениальная мысль! – иронически сказал капитан.
- А ты не смейся! Ты-то почему меня взял в команду?
- А потому, что я не капитан! Я такой же матрос, как и ты! – в свою очередь признался капитан и стал ворошить головешки в костре.
- Вот с этого момента поподробнее…
Капитан рассказал все – и про Рождество, и про загаданное желание, и про фуражку, и про Капиталиста.
- Выходит, он нас просто хотел утопить, чтобы поправить свои дела! – возмутился штурман.
- Он все рассчитал. И обвел нас вокруг пальца. Да и мы ему старательно помогали своим враньем.
- Но если он такой гад – так это он должен был попасть на этот остров!
- Не знаю. Может, у буржуинов есть какой-то свой остров? Так сказать, VIP… А может, надо снова загадать желание?
- Остается дождаться Рождества! – хмыкнул штурман - Стоп! Послушай! Если мы признались во всем и покаялись – может, этот проклятый остров нас выпустит?
- Резонно! – подтвердил капитан. Только предлагаю в этот раз плыть не против течения, а по течению.
И они снова сели в шлюпку.
 

7. Догадка

- Здравствуйте! – поприветствовал причаливших путешественников отшельник. – Завтракать будете? Мойте руки и за стол.
Моряки разочарованно переглянулись и последовали за ним.
- Я же предупреждал – отсюда не вырваться! – продолжал отшельник за кофе.
Теперь, когда добыли огонь, они могли себе позволить пить кофе.
- Но если мы сюда все-таки попали – в этом должен быть какой-то смысл? – горячился штурман.
- Если человек шагнул в пропасть – какой смысл в том, что он разобьется? – философски заметил хозяин острова. – Только тот, что причина вызывает следствие.
- Но это следствие должно было стать причиной для других следствий, ведь цепочка событий бесконечна! – поддержал соратника капитан.
- В вашем мире! – парировал островитянин. – В мире иллюзий нет причин и следствий. Любая причина может вызвать любое следствие и наоборот.
- Бред какой-то! – не  удержался штурман.
- Не бред, а ложь! Ложь ведь и есть выведение из истинных причин неистинных следствий. И подведение ложных причин под имеющиеся факты.
- Я понял! - прервал спор капитан.
- Что понял? – обернулись спорщики.
- Покаяния мало. Раскаявшийся лжец – все еще лжец, но раскаявшийся. Это не отменяет самого факта лжи, только ее оценку. Поэтому остров нас и не выпустил.
- И что теперь делать? – угрюмо спросил отшельник. – Как отменить факт лжи?
- Не знаю, - признался капитан.
- И стоило кричать – понял! Эврика! Архимед нашелся!
Отшельник уже готов был выйти из себя (впервые за последние 2000 лет), но штурман тихо сказал:
- Я знаю! - Все с интересом посмотрели на него. – Знаю! – подтвердил он. – Я сказал, капитану, что я штурман. Значит, если я стану штурманом, то сказанное мной станет правдой!
- В этом что-то есть! – задумался капитан.
- Нет, чепуха! – махнул рукой отшельник. – Дело же не в словах – дело в намерениях! Ты хотел обмануть – и вдруг сказал правду? Так не бывает!
- И все же стоит попробовать, - сказал капитан. – Других ведь предложений нет. Только чтобы стать штурманом – надо учиться. Книги нужны, приборы.
- Чтобы вы без меня делали! – пробурчал отшельник.
Он достал из угла чемодан, раскрыл его и достал астролябию и книги по морскому делу.
- Откуда это у тебя? – удивились моряки.
- От ваших предшественников.


8. Надежда

Прошел год. Приближалось Рождество. Капитан наряжал пальму к празднику блестящими штурманскими инструментами и спросил:
- Думаешь, желания можно загадывать только под елкой или пальма тоже сойдет?
- Человечество придумало множество способов обмануть себя, - отозвался отшельник. – Счастливые билеты, удачные дни, благоприятные предзнаменования.
- Но ведь когда я загадал стать капитаном – это сработало.
- И что – стал?
Отшельник с сарказмом посмотрел на молодого человека, тот отвел глаза.
- Похоже, я уже могу назвать себя настоящим штурманом! – сказал Штурман. – Хоть и средневековыми способами, но ориентироваться в море я смогу.
- Ты молодец! – согласился капитан. – Может, тебя этот Остров лжецов и выпустит. А вот что делать мне? Есть книги по искусству прокладывания курса, но сколько я не штудировал литературу, так и не нашел ничего по вопросу – как стать капитаном? - он грустно улыбнулся.
- Придумаем что-нибудь!
- Ты, если выберешься, то не забывай нас! Весточку пришли, что все хорошо. Добрался, устроился. Как команда наша узнай. Все ли спаслись.
- Ну и как я тебе передам эту весточку?
- Найдешь человека, который собирается солгать, и попросишь взять письмецо.
Молодые люди рассмеялись, представив эту картину.
- А мне кажется, ты становишься капитаном! – сказал Штурман. – Ведь капитан – не просто тот, кто отдает приказы, но тот, кто отвечает за каждого члена команды и за то, что его корабль придет в порт назначения. Капитан – тот, кто заботится о каждом.
- Нет у меня судна, и шлюпка с моей командой скрылась в тумане. Я подвел их! – опустил голову капитан.
- Теперь мы - твоя команда. А остров – корабль. Сколько ты мне помогал освоить штурманскую премудрость. Если я и выберусь отсюда, то только благодаря тебе.
Капитан поднял на него взгляд:
- Завтра ты поплывешь один! Если ты готов – остров тебя отпустит. А мы с отшельником еще подготовимся – и за тобой следом!
- Я тебя тут не брошу! – воспротивился Штурман.
- Так надо! - сказал капитан. – Ты идешь в разведку. Если ты не попробуешь, мы даже не узнаем – правильна ли наша гипотеза?
Юноша подумал и согласился.
- Хорошо.
- Отвечай по уставу! – пошутил капитан.
- Так точно!
Штурману снарядили шлюпку с особой тщательностью. Ведь если он вырвется из заколдованного круга, то не сможет даже грести в одиночку. Ему придется дрейфовать. Поэтому ему заготовили в дорогу сушеных на костре фруктов, побольше воды, а на носу шлюпки соорудили помост с хворостом, чтобы можно было подать сигнал дымом проплывающим мимо судам.
Штурман обнял на прощание капитана и отшельника, сел в шлюпку… и не вернулся.
Они ждали его два дня, три, неделю. Штурмана не было.
- Как думаешь – вырвался? – спросил капитан.
- Или потерялся в тумане, - длинная жизнь отшельника не давала поводов для оптимизма.

9. Весть

Через год Отшельник нашел посреди острова пластиковую бутылку и молча показал на нее капитану.
- И что ты на нее так уставился? Бутылка как бутылка. Их на берег десятками выкидывает.
- Она не могла быть пронесена течением. Отсюда до берега полкилометра.
- Откуда же она взялась?
Они одновременно подняли головы вверх. Там пробивалось сквозь туман тусклое солнце истины, а еще угадывалась какая-то темная тень, рассекающая собой все небо.
Отшельник поднял бутылку и чуть не уронил:
- Там записка!
Записка была от Штурмана.
«Все сработало. Я на воле. Сдаю экзамены на штурмана. Наших нашел. Все живы. Они уж нас похоронили. Очень обрадовались моему появлению. Капиталист, увидев меня, зашипел как сковорода, и предупредил, чтоб не проболтался. Угрожал».
- Вот гад! – возмутился капитан. – Я до него доберусь!
- Думаешь – вверх лезть надо? – предположил Отшельник.
- Думаю, надо тебя отсюда вытаскивать. Как я тебя здесь брошу?
- А, может, не надо? – засомневался островитянин. – Что мне делать там в вашем мире? Здесь я живу вечно. Я уж привык вечно жить, а там вы умираете. Мне море газеты приносит, книги. Собеседников, один раз даже собеседницу. Не хочу я в ваш меркантильный суетливый мир. Чужой я там!
- Вот ты как! – рассердился капитан. – Устроился в теплом местечке! А то, что из-за него мир погряз во лжи и усобицах – его не касается! Да чем ты лучше Капиталиста, который послал людей на смерть ради собственной выгоды? Кашу заварил – а мы расхлебывай?
- Да не кипятись ты так!
- Что – не кипятись? Он честней нас всех! Он только образ с реальностью перепутал, а мы – чемпионы по вранью! Да ты самим своим существованием лжешь! Ты не то, что не можешь отсюда уйти, ты не хочешь отсюда уйти! Не хочешь исправлять своей ошибки! Ты в ней все еще не раскаялся! Ты… Да и черт с тобой! Без тебя обойдемся! Сами справимся! Оставайся здесь, сколько хочешь. Только учти – собеседниц тебе больше сюда не принесет! И собеседников тоже! Я избавлю мир ото лжи! Именно этим я и займусь, когда выберусь отсюда!
Капитан так разволновался, что не мог отдышался.
- Я понял! – сказал вдруг отшельник.
- Что ты понял? – спросил Капитан, все еще красный от недовольства.
- Понял, почему сюда попадают не все, кто солгал, а только некоторые.
- И почему?
- Это не им наказание, это мне давался шанс осознать, что же я совершил.
- В смысле?
Отшельник обвел руками остовы развалившихся лодок:
- Они все прибывали сюда, чтобы спасти меня! Это были не лжецы, а люди, которые начали раскаиваться во лжи. И они могли… могли вызволить меня отсюда. И сами могли спастись вместе со мной! Но я своим упрямством и неверием… Я погубил их всех и всех похоронил здесь! А сколько людей в том большом мире я погубил, позволяя продолжать лгать, обманывать, клеветать, плести интриги. Все! Этому надо положить конец! Ты прав! Я пойду с тобой! Мы полезем вверх или поплывем по течению?

10. Ветер

Природа словно услышала слова Отшельника. Над вечно тихим застойным островом зашевелился ветер. Сначала он робко загибал краешек тумана, приподнимая его над землей. Потом уже смелее стал его подталкивать и подгонять. Солнце все настойчивей прорывалось сквозь вату и, наконец, ударило лучом о камень, вызвав искры, от которых хотелось зажмуриться глазам, привыкшим к полумраку. Ветер уже резвился, разбрасывая и растаскивая над водой обрывки тумана. Гулко взревел сигнал теплохода, проплывавшего мимо всего в сотне метров. Ему вторили более слабые, но многочисленные гудки автомобилей, которые проносились над островом по эстакаде. Мост упирался в край огромного города, который рассекала впадающая в море река.
- Хрень какая! – хрипло выдохнул Капитан грубую, но правду.
- Что такое? – откликнулся отшельник, переводя взгляд с открывшейся величественной панорамы себе под ноги, которые хлюпали в подступившем прибое.
Остров иллюзии уходил под воду, переставая мешать течению реки и движению теплоходов. Вода радостно пробивала себе дорогу среди холмов, устремляясь на неизведанные просторы.
Люди бросились к качавшейся на воде шлюпке, до которой им пришлось последние метры добираться уже вплавь.
Город встретил их равнодушно, проскакивая мимо роскошными автомобилями и озабоченными пешеходами. Но они уже знали, что это обман. Что на самом деле люди не такие, что на самом деле они добрые и радушные, просто они стараются казаться занятыми и несчастными, чтобы быть как все. Но эта беда тоже уйдет под воду, как тот остров, что открыл им правду.
Впрочем, не все встретили их равнодушно. Штурман бросился навстречу, раскрывая руки для объятий. А потом он достал из шлюпки фуражку и протянул ее Капитану. Фуражка была чуть помятой, но просохла и пришлась впору.
Был и еще один человек, который ждал их. Гадалка подошла к бывшему отшельнику и робко взяла его за мизинец.
Мужчина тихо сказал:
- Прости!
- За что? – спросила женщина.
- За тот мир, что я для тебя создал!
- Мы исправим все вместе!
А Капиталист сквозь зубы процедил Капитану:
- Ты понимаешь, что если раскроешь правду, то пострадаю не только я. Ты тоже получишь срок за введение в заблуждение и преступную халатность.
- Потерплю! Правда того стоит! Пойдем отсюда, Штурман!
Штурман отдал честь и сказал:
- Да, мой Капитан!

 

 




Тартария_3


Добродеи

Творческая мастерская возрождения народных традиций "Добродеи" (г. Казань)
www.dobrodei.ru








treka


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: