Валерий Мирошников/ Командировка /Фантастическая повесть

 

Предсказание

Свет далёкого солнца, и без того ослабленный долгим движением в пустоте, завяз в тысячекилометровой толще атмосферы и окончательно пропал в клубах грандиозных туч метана и аммиака. Ни один квант излучения светила не достиг поверхности планеты. Впрочем, жизнь её обитателей не протекала во мгле. Насыщенный электричеством воздух порождал флюоресценцию. Неяркий свет рассеивал сумрак и создавал зрелище таинственное и завораживающее.

Всполохи зарниц непрестанных далёких молний поддерживали розоватое свечение неба, отражались в поверхности озера, образованного жидкой средой виаму. Фиолетовые волны набегали на берег и рассыпались тысячей блестящих золотинок. Растения эку, чьи длинные нити тянулись со дна необузданными космами, имели зеленоватый оттенок. Листья витори плавали на поверхности и светили в толщу виаму изжелта-белым светом. В иллюминации зарослей подвижные обитатели озера маскировались, впечатляя многообразием форм, расцветок и ритмов мерцания.

Еаэмбу – как и другие представители вида рассудительных – переливался оттенками бирюзового. Его продолговатое тело годилось как для жизни в озере, так и для непродолжительного передвижения по суше. Суша сулила опасность и гибель, озеро было источником жизни, согревало и питало род Оркху. Жидкая среда виаму давала свободу движения. Здесь невозможно было ощутить себя одиноким. Всё звучало перекличками соплеменников, их ароматы передавали невообразимую гамму чувств. А касания порождали чудо безраздельного слияния в единении.

Каждый рассудительный знал, что подобное счастье не вечно. Еаэмбу ещё молод, но это озеро – уже третье на его памяти место обитания рода. Озеро растекалось. Вмятина в поверхности планеты постепенно распрямлялась под бременем берегов. Чудовищный гнёт тяготения стремился любую неровность раздавить, сплющить, свести к единому уровню. Ни одно вещество не могло противиться всесокрушающей мощи. Поэтому озёра виаму – порождения неизвестного тектонического процесса в глубинах планеты — были недолговечны.

Жизнь приноровилась постоянно менять места обитания, приспособились и разумные существа. Так выживали древние рассудительные, ныне их примеру следуют потомки. Другого мира они не знают. Даже не ведают о существовании солнца.

Настала пора поисков нового озера. В этом изменчивом мире никто не мог сказать в какую сторону и как далеко двигаться, и с чем предстоит повстречаться на новом месте. Так было принято, что часть молодых и сильных отправлялась в разведку по всем направлениям. Задача ставилась одна: идти вперёд, насколько возможно, не пытаясь вернуться, не оставляя сил на обратный путь. Достаточно одному набрести на благоприятное для жизни озеро – и род будет спасён. Большинство разведчиков пропадало, но никто не сомневался – идти или не идти, жить или погибнуть. Здесь нельзя было иначе. Им предстояло расстаться с жизнью, чтобы спасти остальных, чтобы сохранить род.

Сегодня настал черёд Еаэмбу. Разведчики выбирались на берег и удалялись в заданном направлении. Постепенно отдаляясь, ещё долго оставались в пределах видимости. Движение по суше – это неимоверный труд. Хотя тело рассудительных максимально приспособлено для таких испытаний, хотя ежедневно молодёжь делала вылазки на берег, чтобы набираться навыков тяжкого путешествия. И всё же это невероятно сложно. Без компенсации тяжести жидкостью тело придавливает к поверхности так, что трудно дышать, трудно поднять голову, трудно сделать самое небольшое движение. И так будет много дней – может быть, до конца жизни…

 

Город Н. хотя и считался областным центром, надёжно укрылся в тайге от взлётов и падений цивилизации. Жизнь в нём текла как вода в здешних каменистых реках – прозрачная, холодная, быстрая. Она постоянно убегала вдаль, но таинственным образом оставалась на месте. Города не касались ни революции, ни санкции, ни глобализация. Хотя в нём воздвигались современные здания, по улицам бегали иномарки, а в областной больнице появились томограф и экспресс-диагностика. Но это было поверхностное, напускное и не касалось древней нутряной сути, что оставалась такой же, как до революции, до Крещения, а может и – кто знает? – до появления в этих местах человека.

Так под стук вагонных колёс размышлял Антон Севастьянов, тридцатилетний специалист Фонда инновационных технологий, украшенный, вопреки профессии, рыжеватой средневековой бородкой. Вместе с голубыми вдумчивыми глазами и тонким славянским носом эта бородка делала мужчину похожим на древнего витязя на бранном поле.

Впрочем, задача витязя инноваций в намеченной командировке была исключительно мирной: на медицинской конференции в областной больнице предстояло выявить прибыльные идеи и талантливых авторов. А также встретиться с Ксенией Отмаховой, заведующей бактериологической лабораторией. В Фонде заинтересовались, каким таким удивительным образом провинциальному врачу удавалось излечивать у самотёком идущих пациентов заболевания - от псориаза до бесплодия - перед которыми пасовали профильные эксперты. Причём опыт Отмаховой никого из официозной науки не интересовал, на конференции она не докладывалась. Непосредственный начальник Антона - Леонид Фёдорович Варшавский - проведал о Ксении Борисовне случайно, из третьих уст. Это совпадение придавало поездке дополнительную странность – толи знака судьбы, толи мозаики, в которой половина пазлов отсутствует.

Через час-полтора по прибытии начнётся всегдашняя командировочная суета, но оставшееся время Антон мог принадлежать себе, наслаждаться видом тающих за окном апрельских лесов и деревень и отдаться течению ручейка мыслей.

Дома Севастьянов оставил жену Людмилу с шестилетним сыном Серёжей. Антон к ним очень тепло относился и окружал заботой, но отбывая в командировку, не скучал. Вступая в неведомый мир, где обитали другие люди со своими особенными взглядами, законами и обычаями, приезжий бородач погружался в него полностью, с головой. Эта жизнь на период командировки становилась его жизнью.

Упомянутое свойство беспокойной натуры не укрылось от руководителей Фонда. Оно помогало выполнению поставленных задач, поэтому Севастьянова направляли в другие города частенько. Антон не отказывался – странствия приносили свежие впечатления, зачем-то душе необходимые. Они не содействовали карьерному росту, не способствовали личностному развитию, Антон просто дышал ими. Впечатления требовались для самого существования.

И ещё одно свойство подчинённого подвигало руководство посылать его на подобные встречи – умение слушать. Искреннее внимание создаёт отрицательное давление, которое вытягивает из собеседника то, что давно хотелось выразить, но от скованности или страха не получалось. Пара-тройка вопросов – и человек выдаёт настолько ясные формулировки давно лелеемых мыслей, что сам поражается.

Перебивая гомон детей, резвящихся в вагоне, «Радио РЖД» вещало о космосе, ракетах, Королёве, Гагарине, а в конце передачи ещё раз поздравило радиослушателей с Днём космонавтики и очередной годовщиной первого полёта человека в космос.

– Мама, а люди летали на Луну? – спросил соседку по купе сын Миша, непосредственный веснушчатый мальчуган лет семи, который в течение поездки веселил пассажиров свежими воззрениями на порядок вещей.

– Нет! – уверенно ответила мама.

Эта маленькая женщина, которую звали Настя, со светлыми волосами и в элегантных очках в роговой оправе могла бы предстать одной из версий вечной блондинки Голливуда. Но на самом деле в Москве Анастасия Яковлева не только вышла замуж, но и защитила кандидатскую диссертацию по биофизике, читала лекции юным лохматым гениям МФТИ о синергетике и неравновесной термодинамике. Так что для твёрдости её ответа, несомненно, имелись веские основания.

– Интересно! – включился в разговор Антон. – Вы не верите в то, что американцы добрались до Луны?

– Разумеется, нет! Космическая радиация губит всё живое за пределами магнитосферы Земли. Это я вам как биофизик говорю. Поэтому полёт человека на другие планеты невозможен. Во всяком случае, при современном уровне развития технологий.

– То есть мы никогда не встретимся с братьями по разуму? – уточнил Севастьянов.

– Не могу утверждать окончательно, но ракеты людям в этом навряд ли помогут. Ракеты способны доставлять ядерные заряды в любую точку земного шара. И на этом их польза заканчивается, – решительно заключила блондинка с учёной степенью.

– Ну, пользы от них немало – искусственные спутники Земли, связь, телевидение, метеорология, навигация GPS, – оспорил тезис Антон. – Но правда в том, что романтика начала космической эры несколько увяла в военно-коммерческих достижениях. А в этих лесах, кстати, – он кивнул за окно, – спрятаны пусковые установки стратегических ракет. Так что в случае войны соснам и берёзкам достанется не меньше, чем мегаполисам.

Севастьянов подумал, что мечтатели прошлого века видели в космосе кто угрозу, а кто надежду на встречу с далёкими и непохожими на людей существами. Которые тем не менее тоже жаждут познакомиться. Казалось, ещё чуть-чуть и распахнутся дали Звёздных морей, цивилизация Земли протянет руку иным цивилизациям Галактики, наступит радостная эпоха общения и узнавания друг друга. Но что-то пошло не так. Космонавтика увязла на околоземных орбитах, изредка автоматические станции людей тревожили покой Марса, Юпитера и других равнодушных планет. Звёздные моря остались такими же далёкими, человечество едва в них зашло по колено, и до плавания галактических колумбов и магелланов дело так и не дошло. А безрезультатность вслушивания в далёкий космос в поисках «зелёных человечков» стала притчей во языцех.

«Не исключено, что реактивная тяга – не лучший вариант полёта к иным планетам? – рассуждал Антон. – Десятки, сотни лет полёта до ближайших звёзд и обратно – такой режим общения для нетерпеливого человечества просто пытка. Может, даже лучше никакого диалога, чем такой».

– Мама, а кто такие «братья по разуму»? – напомнил о себе Миша.

Мальчик, конечно, видел немало мультфильмов об инопланетянах, но вот казус – в голливудской продукции неуместно выражение «братья по разуму». Пришельцы в западной фантастике предстают захватчиками либо интриганами, мечтающими заполучить ресурсы Земли и избавиться от человечества. Как известно, всякий художник пишет свой портрет. Так что в Моне Лизе узнаются черты Леонардо да Винчи, а «Звёздные войны» – это «оговорочка по Фрейду» не одного лишь Джорджа Лукаса, но совокупного Запада. И нарисованное в многомиллионных блокбастерах "завтра" разительно отличается от будущего Великого кольца дружественных цивилизаций, которое представил Иван Ефремов в романе «Туманность Андромеды».

– «Братья по разуму»? – задумалась мама Настя.

Как физик и кандидат наук она без труда должна была ответить на детский вопрос, но её взор словно запутался в бороде Антона, а на лице проступило выражение удивления и недоумения. Севастьянов поспешил прийти даме на помощь, развернув перед подрастающим поколением апологию Джордано Бруно:

– Когда ночью на небе видны звёзды, они кажутся маленькими-маленькими, но на самом деле это огромные светящиеся шары размером с наше Солнце и значительно больше.

– Это даже в мультфильме «Король-лев» показывали, – разочарованно протянул мальчик.

– Но там не сказали, – вернулась в разговор мама, – что вокруг этих светил, как Земля вокруг Солнца, вращаются планеты. А на них, быть может, живут люди…

– Или другие разумные существа! – встрял Антон. – Например, говорящие собаки или муравьи-телепаты.

– Ну да! – подтвердила Настя. – Таких мыслящих существ называют нашими братьями по разуму.

– И мы их никогда не увидим? – огорчился мальчик, которому явно импонировали говорящие собаки.

Женщина оглянулась на Антона, надеясь на его помощь. Они вступали на территорию неизведанного.

– Возможно, найдётся другой способ путешествовать с планеты на планету… – неуверенно начал Севастьянов.

– Подземный ход? – обрадовался мальчик. – Или кроличья нора…

– Навроде того! – с облегчением согласился Антон. – Давай вместе подумаем. В огромной Вселенной на разных планетах живёт множество разумных существ. Какой смысл в их разумности, если они никогда не встретятся и не поговорят?

– Да-да! – добавила Настя. – Раз природа создала язык и голос, то где-то должны быть уши и слух. Иначе это бессмыслица!

– Если есть «братья по разуму», – сказал Миша, – то должен быть и «папа по разуму». Или «мама по разуму». Родители всегда хотят, чтобы дети жили дружно, а не дулись, молча друг на друга.

– Верно, – отметил Антон и вопрошающе поглядел на женщину. – Чего ради «отцу» разделять «братьев»?

А мама мальчика рассмеялась:

– Ну, я же подчас разделяю этого «брата» и его старшую «сестру по разуму» и развожу по разным углам, когда чего-то не могут решить мирно. Вероятно, и «мама по разуму» так поступает – в космических масштабах.

– Ага! – обрадовался Антон. – Радиация и расстояния – по сути, преграда для цивилизаций, которые ещё недостаточно разумны…

– Типа людей! – кивнула Настя.

– А для тех, кто повзрослел и поумнел, открываются способы путешествий, ранее не представимые.

– Так ведь и ребёнок растёт, – нашла метафору женщина. – Поначалу он ползает, а затем обнаруживает, что может ходить и даже бегать…

– На велосипеде кататься, – подсказал Миша.

– На велосипеде, на машине…

– На самолёте летать!

– И на самолёте.

– Что же это за кроличья нора? – вздохнул мальчик.

– Мы её ещё отыщем, – пообещал Антон.

Он даже не догадывался, насколько близко исполнение обещания. И уж точно не полагал, что однажды уже совершил это открытие.

За окном замелькали утопающие в весенней распутице пригороды, вскоре показался вокзал. Мама с сыном принялись одеваться, и вдруг женщина обратилась к Антону:

– Вы поразительный человек.

– Почему?

– Ведь похожие мысли давно роились и в моей голове, но не удавалось их так связно изложить. Или незачем было. Не для кого. А с вами вдруг получилось. И радостно на душе.

– Да, за мной подмечали такое свойство, – улыбнулся Антон. – Даже нарочно приглашают на важные встречи, чтобы лучше меж собой договориться.

– Рядом с вами и прочие способности обостряются.

– Какие?

– Я умею – совсем немного – предчувствовать будущее. То, что вам на днях предстоит, настолько... огромно. Это даже пугает.

– Что такого страшного и огромного в медицинской конференции?

– Дело не в ней. Сегодня произойдёт встреча, которая перевернёт вашу жизнь. И не только вашу. Я подбираю слово, но язык сам хочет произнести «планеты». Жизнь целой планеты, – уверенно закончила Настя.

– Перевернёт жизнь целой планеты? Какой планеты? – Антон не мог сказанного осознать, но и не отрицал, анализировал диковинное предположение, что позволило Насте продолжать.

– Чтобы вы поверили и настроились на происходящее, скажу ещё. У вас есть жена и ребёнок.

– Да. Сын.

– Сын вас в ближайшее время удивит.

Женщина улыбнулась на прощанье, схватила за руку мальчика и поспешила к выходу.

Угрозы для цивилизации – внутренние и внешние

Интервью с директором Фонда инновационных технологий Л.Ф. Варшавским

(из статьи Людмилы Севастьяновой)

– Итак, Леонид Фёдорович, мы разобрались с тем, кто ваши учредители и спонсоры. Теперь хотелось бы развеять сомнение части наших читателей. Они уверены, что Фонд не столько содействует развитию инноваций, сколько наоборот. Что вы изымаете технологии из практического оборота - скупаете, патентуете и кладёте под сукно в интересах третьих лиц. Насколько обоснованно это обвинение?

– Обвинение совершенно голословное. Внедрение в производство научных открытий и выведение на рынок новых технологий - процесс длительный и трудоёмкий. И дорогой, конечно. Тем более, в России традиционно на это требуется в 2-3 раза больше времени, чем на Западе или в Японии. Известна сложность прохождения бюрократических процедур, поиска деловых партнёров и финансирования. Одни назовут это «преодолением препятствий на пути к успеху», а другие - «положили под сукно полезное начинание». Кроме того, внедрение новой технологии важно не само по себе – она обязана приносить прибыль, пользоваться спросом, быть востребованной обществом. Из десяти изобретений коммерчески успешны одно-два.

– Тем не менее селекцию представляемых в Фонд изобретений вы проводите. По каким критериям?

– Очень хороший вопрос. Конечно, не всё сводится к прибыли. Мы - не коммерческая организация. Учредители Фонда озабочены вызовами, которые предлагает человечеству будущее. Поэтому формируется технологическая база для решения злободневных и перспективных задач, стоящих перед цивилизацией. Для парирования возможных угроз. Причём нет и не может быть одной чудо-технологии, которая полностью решит глобальные проблемы. Необходим целостный комплекс технологий. Какой смысл совершенствовать энергетику, подрывая при этом экологию и разрушая здоровье населения?

– Какие угрозы имеются в виду? Экология, климат, войны, эпидемии, инопланетное вторжение?

– Весь комплекс. Как пример, в XXI веке войны возможны уже не из-за нефти, а из-за воды – это уже климатическая подоплёка. Эпидемии становятся следствием нарушения экологического баланса и ослабления здоровья подрастающих поколений. И наоборот – реалии нашей медицины, методов лечения болезней привели к тому, что в почве накопились внушительные количества антибиотиков. Медицина стала фактором биосферного значения, а, может, и геологического. Влияние других цивилизаций галактики тоже не надо сбрасывать со счетов. Те из них, которые могут достичь или уже достигли Земли, безусловно, превосходят людей в развитии. Потребуется вся интеллектуальная мощь рода людского, чтобы понять их цели, мотивы, их возможности и поступки. В сегодняшнем состоянии человечество, раздираемое противоречиями, местечковым эгоизмом, конфликтами, на это неспособно. Людям нужно банально навести порядок на планете, чтобы предстать серьёзными партнёрами для диалога. Или нам просто откажут в статусе разумных существ, а планету посчитают необитаемой…



Читайте из этой серии
 










Профсоюз Добрых Сказочников





ЖЗВТ


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: