Философско-художественный роман с элементами мистики и физики.

Глава 25. Консилиум 2.

 

В этот день они снова собрались в кабинете Михеича. И увидели некоторое отличие от той обстановки, что была ранее: в кабинете появилась доска с мелом, такая передвижная, на колесиках.

- Ой! Как интересно! - Глафира всплеснула руками, я как будто в своей школе оказалась. У нас в некоторых кабинетах есть такие. Небось, из школы попросили?

- Да, нет. Она всегда здесь за полкой стояла, место нужно немного, она же узкая. Но сегодня Юра попросил, чтобы я ее выкатил сюда, в кабинет. Говорит, что-то нужно будет объяснять с мелом в руке.

Михеич положил кусочек мела на плашку доски и начал вступительное слово:

- Сегодня мы будем обсуждать один из самых важных аспектов нашей работы по созданию аксиоматики, точнее системы основных понятий концепции цельного знания. Это проблема самоопределения и структуры человеческого «Я». Что бы понять важность этого, нужно вспомнить хотя бы тот факт, что, по мнению древних греков, человек есть микрокосм. Как это понимать? Ну, вот есть макрокосм – то мироздание, в котором мы живем, где существуют планеты, звезды, галактики и прочие космические тела и объекты. Но, оказывается, что это только внешняя видимость мироздания, которая совсем не похожа на внешнюю видимость человека с его двумя руками и ногами, пятью пальцами на них, головой, туловищем и так далее. В этой внешней видимости человек и мироздание вовсе не похожи и имеют мало что общего. Но, по мысли греческих философов, есть и в мироздании – макрокосме, и в человеке – микрокосме нечто более глубинное и внутреннее, что делает их подобными. И в это скрытой внутренней структуре  человека как в капле воды, отражающей свойства всей воды океана, отражается  внутренняя скрытая структура мироздания. Эта мысль не одинока в мире древних цивилизаций. В Библии мы читаем в первой книге, называемой «Бытие» - Михеич дал слово отцу Пахомию, который держал в руках библию:

«И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле.

И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» - прочел батюшка.

- Заметьте, здесь содержится примерно та же мысль: микрокосм – человек подобен и содержит в себе образ Бога, т.е. абсолютного существа, которое выше всей вселенной.

- Ну, церковь учит, что человек еще не подобен Творцу, а только должен обрести подобие, а вот образ – да, образ в себе содержит.

- Ну, пусть, хотя есть же прямое указание… Но я хочу отметить здесь еще очень важное для нашей будущей работы положение: «Мужчину и женщину сотворил  их». Значит, в образе Божием есть как мужское, так женское начало. Вижу, отец Пахомий, Вы хотите что-то возразить?

- Ну, это нужно понимать духовно…

- Вот всегда так, как встречается какое-нибудь неудобное место в Библии для современного церковного толкования, так сразу: «сие нужно понимать духовно…». Ладно, пока оставим дискуссию на эту тему. Главное для нас понять, что такое скрыто в человеке, какая важная структура в нем заключена, что отображает глобальную структуру мироздания? Юра тут мы слово представляем тебе.

- Да, я начну, пожалуй, издалека. Задам вопрос, Коля, риторический! Как человек различает свое «Я» и не-Я окружающего мира. В чем внутренняя разница для него в этих основных, базовых моментах внутреннего опыта существования?

- Странный вопрос! Вот «Я». А вот окружающий мир! – Николай указал на себя и обвел  рукой библиотеку.

- Вопрос только кажется странным. Просто определение своего «Я» во внутреннем опыте человека происходит обычно так рано и потом практически не требует уточнения, что мы пользуемся им, не замечая истоков и критериев. – Юра обратился к отцу Пахомию:

- Отец Пахомий, вы же психолог по образованию и по первому месту работы? Так! Приходилось Вам сталкиваться с такого рода расстройствами психики, когда человек четко не фиксирует свое «Я»?

- Ну, да, наполеоны там всякие, или один псих упорно утверждал, что он торшер!

- Видишь, Коля, когда психика в порядке, мы не задумываемся над этой проблемой, как ходим мы, не задумываясь, а ведь когда-то этому учились. При некоторых расстройствах умение ходить может исчезнуть, и его придется восстанавливать заново. Так же и с умением отличать свое «Я» от окружающего не-Я. Когда Бог хочет наказать кого-то: Он лишает его разума.

- Вообще-то Бог никого не наказывает – вмешалась в обсуждение Глаша.

- Согласен, но ведь так говорят, а значит, в этом есть доля истины?! Я вообще, считаю, что слово «разум» нужно расшифровывать как «различать умение». РАЗ – УМ.

- Остроумное замечание. Нужно будет запомнить.  – Николай поднял вверх палец.

- То есть, если человек теряет разум, то он теряет умение различать, в данном примере: свое «Я» и не-Я.

- Да, психические исследования показывают, что на ранних этапах развития ребенок воспринимает все очень недифференцировано. То есть, сначала видит свет вообще и различает его от тьмы, потом постепенно начинают у него различаться образы разных предметов из этой общей картины света. То же происходит и в восприятии звука, и с другими органами чувств. Запах молока матери он начинает различать одним из первых.  – подтвердил правильность рассуждений отец Пахомий. – то есть, по-вашему, выходит, что у него постепенно формируется разум как «различать умение».  

- Ну, да. Но вы пока говорили об опыте внешнем, формируемым главным образом через органы чувств. А я буду говорить об опыте внутреннем, опыте самоопределения, самопознания. Вообще человек познает все сначала через различение. Любое определение в научном ли познании или в каком другом – это отделение некоего понятие «А» от всего остального «не-А». Само слово «о - пределение» от слова «предел», это некая граница между «А» и «не-А». – Юра нарисовал на доске большую букву А и обвел ее кружочком, за пределами кружка он написал «не-А» - обвел рукой: «Все, что внутри кружка – А, а все остальное – «не-А».

И вот тут старик Гегель был прав. «А» и «не-А» исключают друг друга для человека в его понимании, то есть по определению нечто есть либо «А» либо «не-А», иначе может возникнуть путаница. В чем была ошибка Гегеля, он же был идеалист. Для него Идея выше реальности, и он путал в своих законах познание реальности в идеях с самой реальностью. Именно в познании мы различаем эти самые «А» и «не-А», а в реальности они едины или, по крайней мере, связаны.

- Правильно я понимаю, – спросил Николай, - что, различая «Я» и «не-Я», я должен понимать, что мое «Я» остается связанным с окружающим миром?

- Верно. Мы различаемся от этого окружающего мира, но не разделяемся с ним. 

- Мысль хоть и не глубокая, но верная – задумчиво произнес Николай. – Ну, ладно. Что там дальше-то про это различение? Я пока вашу революционную мысль не улавливаю!

- Почему ребенка пеленают? – вдруг неожиданно с хитринкой в глазах спросил Юра, глядя в глаза Николаю.

- Почему…, ну чтобы… Да я не знаю, у меня своих детей никогда не было. Может, Глаша нам ответит?

- Пеленают потому, что он может своими ручками повредить себе чего-нибудь, ведь ручки сначала ему не особо подчиняются и движутся сами по себе, как, впрочем, и ножки…

- Вот-вот, ребенок с первых месяцев своего опыта внутреннего вкупе с внешним начинает различать, что есть нечто, что непосредственно подчиняется его волевым приказам, импульсам (и то порой не сразу, как в примере с ручками), а что нет. Например, рука постепенно начинает подчинятся: хочу – протяну, хочу – согну. А вот, например, висящая над кроватной погремушка – сама по себе не приближается, когда он хочет ее достать. Таким образом, он получает в своем внутреннем опыте первый критерий отличия «Я» от «не-Я». Это опыт подчинения воле. Если что-то подчиняется воле, т.е., как говорится, находится в единстве с его волей, то это – «Я», а если нет – то «не-Я». То есть «Я» - это воля!

- А что такое «воля»? – Николай даже привстал со своего места, азартно втягиваясь в дискуссию. – Эта ваша «воля» - поток энергии или частиц каких-то особенных?! Что говорит по этому поводу наука?

- Ну, вот ты опять пытаешься все свести к внешнему опыту! К науке, частицам, энергиям…

- А ты как предлагаешь?!

- А я предлагаю так, как это происходит естественным образом: во внутреннем опыте человека «воля» есть основное аксиоматическое простейшее понятие, ни через что другое не определяемая, как например: «время», «пространство» или «заряд» в физике. Помнишь, ты сам хотел поставить на семинаре проблему «истинно элементарных понятий». Но Одиноков тогда тебя срезал, сбил, аки голубя в полете!

- Ну, было дело!

- Так вот, воля – одно из трех элементарных понятий, которые человеку объяснять не нужно, он сам ее знает в себе, как нечто первичное, как «хочу» и «могу».

- Так «воля» – это только одно из трех?

- Ну, да! Если не будешь перебивать, то продолжим наше исследование того, как и из чего у человека  формируется понятие собственного «Я». – Коля в знак согласия кивнул головой.

- Какие еще два простейших для человека в его внутреннем опыте понятия формируют образ его «Я» во внутреннем опыте? Если бы только понятие «воля» формировало бы, то например, ушные раковины, многие не смогли бы отнести к своему «Я». Нормальный человек ушами шевелить не может – Юра взялся за кончики ушей и смешно пошевелил ими. Глафира хихикнула. Но если ухо, например, уколоть, то человек почувствует  боль. Так мы приходим к еще одному критерию самоопределения человеком своего «Я». Это критерий чувственности – т.е. способности чувствовать. То, что непосредственно приносит человеку ощущения – это его «Я». Рука, которой может двигать ребенок, еще и доставляет ему ощущения.

- Ну, и, наконец, третий компонент нашей «гремучей смеси» - это, собственно, сознание человека. Через что он осознает себя как некое «Я». Сознание есть такой же неотрывный атрибут человеческого «я», и без этого сознания сам внутренний образ «я» не сформировался бы.

- Слушай, что такое сознание не могут разгадать целые институты, десятки лет исследуя этот вопрос, а тут приходишь ты и говоришь: «Господа ученые – сознание это элементарно!» – Коля вопреки своему обещанию снова влез с замечанием!

- Да, они не могут определить сознание, так как пытаются определить его через внешний опыт, через всякие там нейронные импульсы, сети и связи. А я говорю, что во внутреннем опыте человека, обладать сознанием – так же естественно и просто, как дышать. Вот, например, когда Эйнштейн создавал специальную теорию относительности, он же не объяснял, почему скорость света постоянная в вакууме во всех инерциальных системах отсчета. Просто ввел такой постулат. Или Нильс Бор, не объяснял, почему электроны в атоме, летая вокруг ядра, не излучают энергию, просто предложил это запостулировать. Так и я предлагаю, исходя из развития внутреннего опыта человека, считать эти три «начала»: «волю», «чувственность» и «сознание» в их единстве – основой отличия человеком «Я» от «не-Я» во внутреннем опыте самопознания человека. Постулировать результаты этого опыта самопознания и самоопределения. Собственно, не я это предлагаю, это вытекает из нашего опыта самопознания и самоопределения, просто я предлагаю в нашей теории это запостулировать.

- Ну, допустим, мы примем это?! Что дальше?

- Дальше, они находятся в триединстве в человеке.

- Это как?

Юра написал на доске три больших буквы, в вершинах невидимого треугольника: В, С, Ч и обвел их кружками, так что круги пересекали друг друга.

- О! Получилось «СВЧ»! – сверхвысокочастотное излучение! – Николай опять встрял с юрину речь.

- Триединство – это особый способ «сосуществования» начал в единстве: как говорят в христианстве «неслиянно и нераздельно». Для тебя, Николай, конкретный пример из физики: внутри нейтрона и протона по три кварка – верно!

- Верно!

-Но добыть их оттуда не представляется никакими способами!?

- Ну, да. Они там в «конфайменте». То есть взаимодействие их таково, что чем они дальше друг от друга, тем выше энергия взаимодействия.

- Но ученые твердо уверены, что они там есть именно в трех экземплярах, то есть неслиянны?

- Да.

- Но и нераздельны!?

- Да.

- С тремя началами внутри человека еще интересней! Ведь, если кварки в нашем мире никак не могут проявляться сами по себе, то воля, сознание и чувственности могут проявляться, но условием проявления каждого из них являются два других. Приведу примеры: для проявления воли нужно, чтобы в чувственности и сознании был отражен один и тот же образ в противоречии. Висит, скажем, яблоко на ветке – таков образ в нашей чувственности, мы это видим. Но в сознании, в нашей мечте это яблоко уже во рту и приносит нам приятный вкус, даже реальная слюна у нас выделяется. Налицо противоречие в образах яблока в чувственности и сознании. Чтобы преодолеть это противоречие, человек применяет волю: волевым усилием протягивает руку, срывает яблоко и кладет его в рот. Если бы такого противоречия не было изначально, то проявление воли не состоялось бы. Так!

- Ну, так…

- Теперь возьмем чувственность: ведь она заключается в реагировании органа чувств на какой-то внешний раздражитель. В этом реагировании, в этом ответе заключается вторичная активность – то есть воля. Но это еще не все, что сигнал превратился в чувственный образ, он должен попасть в сознание и быть там обработанным. Таким образом, полноценное проявление чувственности требует работы воли и сознания. В сознании, в свою очередь, есть способность не только адекватно отображать окружающую действительность (в чем проявляется единство сознания и чувственности) по сигналам, идущим из органов чувств, но и расчленять этот образ, конструировать из него нечто новое, по-новому соединять. А это уже работа воли над образом в сознании. 

То есть, триединство – это такой способ единения начал, где нет единения по принципу иерархии (одно начало главнее другого и ему подчиняется) или по принципу следования (одно начало следует из другого) или причинности – это когда одно является причиной другого… и тому подобного. Все три начала равноправны и, имея особенности (неслиянны), в тоже время не могут проявляться друг без друга – нераздельны. Всегда в осуществлении одного из них участвуют два других. Просто, одно преобладает в каждом конкретном случае, а два других его обеспечивают.  Вот такая получается конструкция человеческого «Я» во внутреннем опыте человека.

- Так это же получается Троица неслиянная и нераздельная! – воскликнула Глафира.

- Верно, Глашенька! В человеке есть образ и все-таки – Степан Михеич взглянул на отца Пахомия – и с нажимом произнес – подобие Божие!

Отец Пахомий активно завертел головой в знак своего несогласия!

- Погодите, отец Пахомий, я уточню, и может быть в таком варианте, Вам будет легче принять, то, что мы сейчас с Юрой говорим.

- Человек имеет в себе три начал в их триединстве, но как помните, в законе развития, открытого Вл. Соловьевым: сперва эти начала находятся в таком «безразличном единстве» в достаточно беспорядочном смешении. И только потом человеку, при правильном развитии этих трех начал предстоит стать внутренне стройным, т.е. подобным Богу уже на другом уровне, на уровне «преподобного», т.е. святого. Ведь у Бога все эти три начала, три Лица соединены в божественной сверхгармонии.

- А! Теперь я поняла, что стройность – это не только худощавая фигура, пропорции тела, всякие там 90-60-90…

- Вот-вот, Глашенька – заулыбался Михеич. 

- Интересно девки пляшут! – Николай с задумчивым лицом встал, подошел к доске, с нарисованными на ней буквами и кружочками, встал, подпирая подбородок рукой.

- Это еще не все – сказал Михеич – но этого уже в юриной диссертации нет! Так что, господа, позвольте, я кое-что добавлю.

Все посмотрели на Михеча. Он выдержал паузу.

-  Рассаживайтесь поудобней. Если рисовать далее картину богословскую, которая пока, вероятно, еще далека от картины мира Николая, то все различия в мире должны базироваться на изначальных различиях в Лицах Троицы, как начала всего сущего. Все сущее троично, и каждое отличие (слово «от-личие» происходить от слово «лицо») должно быть как-то связано с этим базовым отличием Лиц Пресвятой Троицы. Все должно носить в себе черты этого подобия, только выраженного по-разному. 

- Извините, тут я вмешаюсь – Николай привстал с несколько обиженным видом, - вы тут сказали о том, что это для меня слишком далеко, но я, как раз, знаю прекрасный пример, иллюстрирующий вашу концепцию, назовем так «всеподобия». Есть такие объекты в современной математике и физике, как фракталы. Позвольте… - Николай подошел к доске, взял мел и стал быстро рисовать нечто похожее на дерево или куст ли травинку. Вот есть исходная фигура. Он показал на некую «галочку» - разветвление двух линий, идущих из одной точки, одна чуть короче другой.

- Если мы будем умножать эту исходную фигуру, пририсовывая к ней подобные, но все меньшие по масштабу «веточки», то получим нечто очень похожее на дерево, где веточки на разных масштабах повторяются, т.е подобны друг другу. Главная идея фрактала, что любая его сколь угодно мелкая часть подобна целому и наоборот, целое в основе имеет ту же структуру, что любая даже бесконечно мелкая часть.

- Ценное замечание – похвалил Николая Михеич. Тот уселся с довольным видом и стал слушать дальше.

- Пока я не буду слишком углубляться в такое глобальное подобие или самоподобие…

- Вот-вот – опять вмешался Николай – главное свойство фрактала – «самоподобие» – я слово потерял.

- Хорошо. Рассмотрим отличие мужчины и женщины с точки зрения не их анатомического строения или биологических функций, а с точки зрения найденной внутренней структуры человека. Мужчина, будучи триединым внутри, выражает в себе или через себя преимущественно волевое начало из трех. Он должен совершать поступки, принимать решения и тому подобное, делать усилия… Все это требует волевых качеств. Поэтому мужское начало из трех, находящихся в единстве, проявляет преимущественно волю – в этом его отличие, от слова «лицо». Женщина тоже внутри триедина, но выражает вовне преимущественно начало чувственное. Она имеет более обостренные органы чувств (например, женское обоняние в среднем в 8 раз чувствительное мужского), она более интуитивна, эмоциональна и так далее. Это мы выразили достоинства двух полов. Но в этом и их недостатки. Мужчина более груб и бесчувственен (в среднем, конечно), а женщина менее решительна, более истерична, подвержена атаке чувств, панике… То есть в каждом из этих полов нет стройности внутренней, одно из начал более развито от природы, от рождения в данном типе тела и может подавлять два других (что часто и происходит). Но когда мужчина и женщина начинают любить друг друга, то они находят каждый в другом то дополнение, которого им так не хватает во внутренней жизни в их одиночестве. Мужчина учится у женщины быть более тонко чувствующим, способным к сопереживанию, состраданию, а женщина у мужчины – быть более решительной, деятельной, менее капризной, подверженной панике и истерике и т.п. То есть вместе они помогают друг другу быть внутренне более стройными!

- Вот, отец Пахомий, про какое «женственное» и «мужественное» начало в Боге Творце идет речь. «Сотворил их мужчину и женщину» по «образу своему и подобию».  В Творце есть все три начала, значит, есть «мужское» и «женское».

Отец Пахомий встал. Вид у него был несколько обескураженный и возмущенный. Он начал говорить слегка дрожащим от волнения голосом:

- Догмат о Троице как Отце, Сыне и Святом Духе выработан коллективным разумом Церкви Христовой, а она не может ошибаться. Может ошибаться только отдельный представитель церкви. Почему мы православные и не верим в католический догмат о непогрешимости папы Римского «на кафедре». Но вот вся церковь, не может она вся ошибаться!

- Ну, во-первых, не вся церковь вырабатывала этот догмат, а церковные соборы, а это уже сильно ограниченный круг людей. Во-вторых, почему собор берет на себя роль непогрешимости? Откуда это взято? – разве не был, например, проведен так называемый «разбойничий собор», в котором тоже большинство пришло к согласию по поводу двуединой природы Христа? Между прочим, это был по всем правилам созванный Вселенский собор единой тогда еще церкви. И приняли постановление, а заодно избили и убили часть истинных иереев. А потом это постановление отменили, и собор сам назвали «разбойничьим»? Вы же знаете об этом!

- Ну, это был единственный случай!

- А раскол в русской православной церкви! Что с ним прикажете делать? От четверти до трети (по разным оценкам) церкви не согласилось с принятыми изменениями! Если бы собор обладал непогрешимостью в утверждении истины, могло ли быть такое?

- Никто, кроме Самого Бога, не может обладать монополией на абсолютную истину. И то, Он нам позволяет сомневаться и искать. Значит, в этом есть своя глубокая правда! Мы можем только приближаться к такой истине по мере нашего роста и совершенствования. Хоть отдельный человек, хоть отдельная человеческая земная структура. Это Небесная Церковь во главе с Самим Христом не может ошибаться, а все земное носит печать несоверщшенства. Мы можем только идти к истине путем последовательных приближений - итераций (хотя нередко и удаляемся от нее).

- Я согласен с Вами, Степан Михеич, и опыт развития науки это же подсказывает – поддержал Михеича Николай.

- И опыт философского пути познания стоит на том же! – подхватил Юрий.

- Мы собрались здесь искать – начала Глафира, - а не противопоставлять друг другу абсолютные, как нам кажется, истины. Я вот тоже, хоть и из староверческой среды вышла, но мне их претензии на знание единственно правильной веры тоже кажутся совершенно неприемлемыми.

- Давайте не будем ссориться, а послушаем аргументы друг друга – сказал Михеич. – Вы позволите, я снова процитирую «Розу Мира»:

«Как показано выше, Абсолютная истина есть достояние только Всеведущего Субъекта. Если бы такой истиной обладал какой-нибудь человеческий субъект, например, коллективное сознание конкретно-исторической церкви, это обнаруживалось бы объективно в безусловном всеведении этого коллективного сознания. И тот факт, что таким всеведением не обладают ни один человеческий коллектив и ни одна личность, лишний раз показывает беспочвенность претензий какого бы то ни было учения на абсолютную истинность. Если бы представители Розы Мира вздумали когда-нибудь претендовать на абсолютную истинность её учения, это было бы так же беспочвенно и нелепо.

     Но столь же беспочвенно и нелепо утверждение, будто бы все учения или какое-либо одно учение ложно. Совершенно ложных учений нет и не может быть. Если бы появилось мнение, лишённое даже крупицы истинности, оно не могло бы стать учением, то есть переданной кому-то суммой представлений. Оно осталось бы собственностью того, кто произвёл его на свет, что и случается, например, с философическими или псевдонаучными построениями некоторых душевнобольных. Ложными, в строгом смысле слова, могут быть только отдельные частные утверждения, которым способен придавать иллюзию истинности заёмный свет от частноистинных тезисов, соседствующих с ним в общей системе. Однако имеется известное соотношение количества и весомости частноистинных и ложных тезисов, при котором сумма ложных начинает обесценивать крупицы истины, в данном учения заключённые. Далее следуют учения, в которых ложные утверждения не только обесценивают элемент истинного, но переводят всю систему в категорию отрицательных духовных величин. Подобные учения принято именовать учениями «левой руки».» 

- Да, я помню – подхватил Юра, Владимир Соловьев находил во всех популярных учениях своего времени, даже в учении Ницше, зерна частных истин. Это зерно он видел в том, что исторически должен появиться «сверхчеловек». Только Ницше видел это появление через отрицание христианства, а Соловьев – через развитие христианства! Или, например, я сам задумывался, почему именно большевики пришли к власти в 17-18 году, а не социал-революционеры, хотя они были влиятельнее? Ответ я нашел только после прочтения «Розы Мира». Дело в том, что идею о мировой миссии России предлагали только большевики. Они считали, что наш народ предназначен для того, чтобы «зажечь» процесс мировой трансформации человечества в братство и эта идея легла на подсознание нашего народа, т.к. он чувствовал и чувствует свою всемирно историческую миссию. А иначе ради чего свергать царя, отвергать веру в Бога и церковь? Только ради альтернативной всемирно исторической идеи! Ни царь, ни церковь, к сожалению, нарисовать такой всемирной идеи народу не смогли. А большевики смогли и еще по пути убедили, что препятствиями на пути этой осуществления идеи стоят царь и церковь. Вот как они использовали зерно истины в своем учении левой руки.

- Верно, Юра! Нужно бы на эту тему написать статью. Историческое эссе на тему идей революции и назвать, скажем «Уроки несбывшегося» – Глаша поддержала рассуждения Юры.

- Почему так?

- Потом объясню!

Михеич прервал дискуссию Николая и Глаши:

- А теперь, с вашего позволения еще одну цитату из «Розы Мира»:

«В развитии науки мы наблюдаем непрерывный процесс накопления относительных частных истин и их совершенствование, уточнение. На очередной стадии отвергаются обычно не ряды накопленных ранее фактов, а лишь их устаревшее толкование. Случаи, когда старый ряд фактов ставился под сомнение и отвергался, как это произошло, например, с алхимией, - сравнительно редки. Но в истории религий господствуют, к сожалению, иные обычаи. Вместо преемственно сменяющих друг друга осмыслений не подвергающихся сомнению духовных фактов, мы видим чаще всего, как на очередной стадии религиозного развития отвергаются значительные ряды ранее постигнутых относительных, частных истин, а свой, новый ряд их, со включением некоторого числа старых, выдаётся за абсолютное».

- В наше время это особенно видно – убежденно произнесла Глафира. - Каждый новоявленный «пророк новой секты» утверждает – мол, все до меня было ложью, только я знаю истину, абсолютную истину! Это же и в «Белом братстве» было, у того же Виссариона и прочей нечисти, прости, Господи! – она перекрестилась.

- Владимир Соловьев мечтал написать большое исследование на тему «История мировых религий». Цель, как я понимаю, у него как раз была такая: показать те зерна истины, которые несет каждая религия и раскрыть ограниченность и несостоятельность их претензий на абсолютную истину в последней инстанции. – продолжил разговор Юра.

- Да, я даже вам скажу, что отец Александр Мень провел такую работу, написал семь томов. Он считал, что тем осуществил мечту Владимира Соловьева. Правда, там эта главная мысль Соловьева не совсем точно отражена – подтвердил отец Пахомий.

- Вот они: все семь томов. – Михеич подошел к одной из полок в своем кабинете – желающим, могу дать прочесть.

Юра подошел ближе к полке, взял первый том.

- Хотелось бы прочесть! Возьму?

- Бери! Ну, что ж, сегодня мы неплохо поработали. Наш «консилиум» пришел к важнейшему во всей дальнейшей работе заключению: человек в своем внутреннем опыте раскрывается как триединство воли-сознания-чувственности. Эта троичность лежит в основе его самоопределения, самосозерцания и самоощущения. Этим он отличает свое «Я» от «не-Я». И в этом, согласно древним Откровениям лежит суть триединства Мира и его Творца – Бога.

- Это центральный вывод философской части нашего исследования. Нам предстоит еще найти связи этого триединства с богословской и научной картиной мира.

- Ну, что, чайку? А потом помузицируем? Все согласно закивали головами.



Читайте из этой серии
 










Профсоюз Добрых Сказочников





Книги Валерия Мирошникова История детского тренера по дзюдо, Учителя и Человека с большой буквы.
Сайт книги


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: