Контакт

Двигавшиеся рядом мелкие обитатели озера годились в пищу, но истощены были не меньше Еаэмбу. Такое питание прибавляло мало энергии. Со всей очевидностью пришло понимание, что силы на исходе, а путешествие подходит к концу. Однообразная равнина не давала никакого повода для оптимизма. День за днём тянулись утомительно и надсадно.

Вдруг пришёл сигнал. Обнаружено подходящее для жизни озеро! Это здорово! Это такое облегчение! Род Оркху готовится к великому переселению. Не только рассудительных, но и других обитателей озера. Давно разгаданы свойственные им методы передачи информации, и как это не раз делалось в прошлом, разумные существа прочертят путь к новому месту жительства, обозначат его языком запахов и подкрепят звуковым – точнее, музыкальным – призывом.

Оставшимся в живых разведчикам приказано вернуться. Еаэмбу ответил: «Рад находке! Вернуться не могу. Не хватит сил. Попробую продвинуться ещё дальше!».

Второй день конференции отличался от первого только тем, что считался последним. А вот общение с Ксенией Борисовной приняло новый неожиданный оборот.

– Я давеча отказался от вашего гостеприимного предложения. И знаете, что из этого вышло?

– Расскажите! – улыбнулась завлаб.

– Всё вроде было нормально, – начал Антон. – Но внутри притаилось предчувствие. Представьте! Огромное здание, пустые гулкие коридоры, словно один на чужой планете посреди космоса. Тишина. Свет Луны – он ведь создаёт у человека чувство тревоги. Даже полная темнота не так тревожит. Это очень древнее ощущение, унаследованное от человекообразных пращуров, на которых лунной ночью охотились предки леопардов.

– Да вы просто поэт и мистик! – рассмеялась Отмахова.

– Самое интересное впереди! Диван непривычный, подушка не своя, спится тревожно.

– На новом месте приснись жених невесте!

– Кабы невесте! Лежу, а над головой нависает вешалка с медицинским халатом – ещё от травматологов осталась. Халат белый, в свете Луны отсвечивает, прямо сияет. Как будто кто-то стоит над душою. Ворочался, ворочался. Дай, думаю, сниму этот балахон, брошу на стол. Снял! – Антон выдержал драматическую паузу.

– И что?

– А под ним не вешалка, а скелет! Любимая игрушка травматологов!

– Ой, не могу! – Ксения Борисовна от души захохотала. – Кадр из фильма ужасов!

– Вот вам смешно! А я всю ночь со скелетом провёл, – Антон был доволен произведённым впечатлением. Ему нравилась маленькая, быстрая в движениях и мыслях женщина, и он позволил себе немного подурачиться.

С этого момента всё пошло иначе, чем вчера. Рухнула стена официальности, Антон не извлекал информацию, а беседовал по душам, делился тем, что самому было важно и занимательно, а Ксения Борисовна живо откликалась на новые темы.

– Удивительно наблюдать, как в маленьком человеке зарождается разум – наверно, когда-то вот так же он возникал у наших далёких предков, – размышлял Антон. – Только у приматов разум формировался миллионы лет и множество поколений, а у ребёнка это происходит за год-другой. Потому что малыша вовлекают в разумность родители – они все свои действия комментируют словами, и ребёнок копирует их действия, слова, эмоции. Фактически культура – это машина по деланию человеков. Культура нас создаёт, и сама же в нас сохраняется поколение за поколением. Так что человек – существо не естественное, а искусственное. Ну, полу-искусственное – языковая система культуры, нанесённая на подготовленный эволюцией биологический носитель.

– Как здорово! – восхитилась Ксения. – Я прихожу к тому же выводу. Причём я ловила себя на мысли, что когда выходила замуж, то не стремилась к счастью, не мечтала прожить с мужем долгую жизнь, а хотела посмотреть, как развивается человек, как дети становятся разумными. Странное желание для двадцатилетней девчонки!

– Да-да! – подтвердил Антон. – Я тоже обнаружил в себе это. Хотя и живу среди людей, но мне скучно делать карьеру, добиваться цели, даже добиваться женщины. Мне важно наблюдать. Это наблюдение самоценно. Как будто в жизни я в командировке, и по возвращении мне предстоит написать отчёт – где был, что видел, кто такие люди, что такое разум?

– Жизнь как командировка! – усмехнулась женщина. – Готовый образ для бардовской песни.

 

Ксения Отмахова в пору студенческой молодости подвизалась в Клубе самодеятельной песни. Её творческий потенциал признавали маститые мэтры. На бардовских фестивалях она занимала призовые места. И до сих пор с удовольствием брала в руки гитару. Но будучи человеком мыслящим, так и не стала частью тусовки. Постоянно включённые мозги порождали своеобразие творчества, но неизбежно отдаляли Ксению и от поющей хором массы, и от сольно бронзовеющих авторитетов.

Парадокс в том, что люди, которые составили славу и имя авторской песне – Юрий Визбор, Владимир Высоцкий, Булат Окуджава и другие – тоже не входили ни в какие клубы и объединения. Народную любовь поэты с гитарами заслужили без конкурсов и регалий – напрямую беседуя со слушателем с писаных-перезаписанных магнитофонных бобин.

Трагедия Клубов самодеятельной песни вовсе не в том, что с десяток лет партийные власти не доверяли им, запрещали и разгоняли. А в том, что подобные КСП породили волну народного творчества - именно самодеятельного. Это здорово, что каждый второй стал рифмовать и подбирать на гитаре аккорды. Но сама массовость явления донельзя опустила планку. Если Высоцкому нужно было признание народа, то современному завсегдатаю бардовских фестивалей – оценка жюри.

Ксения Борисовна порой представляла Визбора или Окуджаву в качестве участников бардовского конкурса: «Вот пришли Юрий Иосифович и Булат Шалвович показать выстраданные и выношенные песни важному и грозному жюри. Ну, во-первых, ни за что бы не пришли. Не было у них цели завоёвывать места в пишущем пространстве. Поэты пишут, потому что не могут не писать. А, во-вторых, если всё же представить этот абсурд на мгновение, то, друзья мои, проиграли бы они… остались бы не услышанными, не замеченными. Потому что не суть нынче важна, а форма. Чтобы услышали — кричать надо! Лезть напролом. Время такое. Не в космос молодёжь стремится, а занять нишу на рынке».

 

Антон увидел, что собеседница уплыла по течению мысли, и сменил тему, надеясь привлечь внимание:

– Последнее время прихожу к выводу, что наша ракетная космонавтика – это тупиковый путь, чтобы отвлечь неразвитое человечество. Её успехи неоспоримы и ослепляют. Так что мы до поры до времени даже не можем задуматься о других способах путешествий по вселенной.

– Каких?

– Мне иногда снится сон, который вовсе не связан с земной жизнью. Вообще никак. Я движусь по абсолютно ровной поверхности – такой ровной, словно это математическая плоскость. И тяжесть. Огромная тяжесть. Трудно даже поднять голову, я больше ориентируюсь по звукам – это как эхолот у дельфинов. Чувствую, что нужно двигаться только вперёд, это чрезвычайно важно. Настолько важно, что по сравнению с этим ценность моей жизни просто ничто. Причём я не знаю, что там впереди, но двигаться туда необходимо.

– Удивительно!

– До последнего времени мне казалось, что это фантазия, впечатления детства, пренатального периода. Мы же все несколько месяцев после рождения лежим и не можем поднять голову. Но вчера жена прислала рисунок нашего сына. Вот смотрите – это мир, который мне снится.

Микробиолог долго рассматривала рисунок, прежде чем ответить:

– Выходит, незачем тащить через расстояние во много световых лет наши бренные тела, которым противопоказано и само космическое пространство, и условия других планет. А можно родиться на нужной планете. Воплотиться в тело, которое уже встроено в биосферу. Прожить жизнь, всё узнать изнутри, подробно разведать, а потом вернуться домой и рассказать.

– Думаете, что я на той планете был в разведке, а сейчас приходят воспоминания? – спросил Антон.

Ответ Ксении Борисовны московского гостя ошарашил:

– Судя по тому, что у сына такие же сны и видения, вы оба родом с той планеты, а в командировке вы – здесь, на Земле.

Из донесения А.В. Бурцева

… по итогам истекших двух суток можно сделать вывод, что интересующим нас объектом является Антон Севастьянов, представитель Фонда инновационных технологий (ФИТ, Москва). Остаётся неизвестным, насколько сам Севастьянов представляет характер предстоящих событий.

Севастьянов установил дружеские отношения с Андреем Андреевичем Мухиным, начмедом областной больницы, организатором конференции. Поскольку я продолжительное время работал в ОБ и лично знаком с Мухиным, то вполне естественным был мой визит к нему. В ходе беседы установлено, что Севастьянов проявил интерес к аномальной зоне в тайге поблизости города Н. и даже попросил Мухина организовать поездку. Я не осмелился излишне демонстрировать интерес и навязаться в попутчики, поскольку это могло насторожить Севастьянова перед нашей завтрашней встречей в бане.

Также Севастьянов значительное время уделяет общению с Ксенией Борисовной Отмаховой, которая в больнице сменила меня на посту заведующего бактериологической лабораторией. Мой визит к даме также выглядел совершенно естественным. Во время разговора я расспросил Отмахову про интерес, который испытывает к ней московский гость. В основном их беседы строятся вокруг лечебной практики. Полагаю, это обычное задание Фонда…



Читайте из этой серии
 










Профсоюз Добрых Сказочников





Книги Валерия Мирошникова История успеха руководителя, который все доверенные ему предприятия вывел из отсталых в передовые.
Сайт книги


Рассылка сайта Тартария.Ру

Подписаться на рассылку
"Новости сайта Тартария.Ру"


Если Вам понравился сайт

и Вы хотите его поддержать, Вы можете поставить наш баннер к себе на сайт. HTML-код баннера: